6 ноября 2015 6.11.15 10 3103

Война… Война никогда не меняется

Постапокалиптика взволновала головы фантастов задолго до изобретения оружия, способного приблизить тот самый апокалипсис. Игры, как и другие жанры искусства, активно используют темы постапокалипсиса, вспомнить хотя бы недавние The Last of Us, дилогию Metro или Wasteland 2. А 2 июня Bethesda анонсировала очередную номерную часть легендарной серии — Fallout.

Выжженная войной пустошь, покинутые города, где слышны только щелканья счетчика Гейгера, пустыни в которых стоят изуродованные кроны деревьев, остатки человечества, пытающиеся свести концы с концами, все это будет ждать нас в грядущей игре. Как известно, помимо геймплея Assassin’s Creed, только война никогда не меняется. Роберт Джексон, старший научный сотрудник университета Кембридж, представил доклад, в котором подсчитал, что с 2 сентября 1945 года по декабрь 1997 года, только 26 дней на планете были мирными. Человечество непрерывно воюет, и не ровен час, в ход могут пойти и ядерные боеголовки. Каким будет мир после апокалипсиса? Обогатятся ли коллекционеры крышечек, появятся ли радтараканы и что ждет человечество в реальности после ядерной войны?

Естественно, все, что будет изложено ниже, носит сугубо гипотетический характер. Ученые разных стран пытаются составить различные варианты развития событий в случае ядерного конфликта, и сходятся в одном — 100% прогноз невозможен. Существуют миллионы факторов, которые невозможно в полной мере учесть.

«Если сияние тысячи солнц вспыхнуло бы в небе, это было бы подобно блеску Всемогущего… Я стал Смертью, уничтожителем Миров».

Бхагавадгита
В 150 миллионах километров от нас находится огромный термоядерный реактор, в котором каждую секунду 600 миллионов тонн водорода превращается в гелий.

По сути, физики создали миниатюрную копию Солнца, используя для этого безобидный, на первый взгляд, белый порошок — дейтерид лития-6, а в качестве «запала» использовали плутониевую бомбу, такую же, как сбрасывали на Нагасаки. Итак, мощность сброшенной 9 августа 1945 года на Нагасаки бомбы оценивается в 21 килотонну в тротиловом эквиваленте, современные термоядерные бомбы обладают средней мощностью 1 мегатонна (Мт), а легендарная «Царь-бомба» АН602 — 58 Мт. В принципе, ограничений по мощности заряда фактически не существует, в той же АН602 использовался свинец в качестве перегородки между «запалом» и дейтеридом лития-6, чтобы последний преждевременно не разогревался. Стоит эту свинцовую перегородку заменить ураном-238, мощность взрыва увеличится еще на 30-40 Мт. Но, чтобы не завязнуть в деталях, на этом остановимся, краткий курс молодого любителя ядерного оружия успешно пройден.

«Машина смерти. Устройство, которое способно уничтожить всё живое на Земле. Когда она сработает, будет такое радиоактивное заражение, что через десять месяцев Земля станет мёртвой, как Луна.»

Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу.
Вообще трудно оценить, сколько у ядерного клуба (это неофициальное название стран обладательниц ядерного вооружения) бомб, и тем более трудно подсчитать какова их суммарная мощность. Оценки болтаются в районе 12 — 20 тысяч Мт в тротиловом эквиваленте. Огромная мощь, не так ли? Если представить солнечную энергию в мегатоннах, то выйдет, что использование всех ядерных зарядов равняется 0,5% суточного поступления солнечной энергии. За 10 минут Солнце доставляет на Землю больше энергии, чем выделится при взрывах всего ядерного арсенала всех стран мира. А если бы вся эта энергия пошла на разогрев атмосферы, то наших зарядов хватило бы на кратковременное поднятие температуры на 0,02 градуса Цельсия. Уже не так страшно? Ну и правильно, мощности всех ядерных зарядов недостаточно для изменения атмосферы или перестройки теплообмена.

Но не все так радужно, все-таки, не выделением энергии опасны ядерные бомбы. Во-первых, при взрывах в воздух поднимется огромное количество пепла и грунта, начнутся пожары, и 200 миллионов тонн дыма спровоцируют увеличение альбедо — способности Земли отражать солнечные лучи. Температура может опустить до -20 градусов на время от полугода до года, это будет зависеть от концентрации серы, выброшенной в атмосферу. Чем больше серы, тем дольше будет эффект увеличения альбедо, дело в том, что пыль быстро выпадет в осадок, а сера может долго висеть в атмосфере, препятствуя прохождению света.

В 1815 году случилось извержение вулкана Тамбора в Индонезии. Его мощность оценивают в 800 Мт, что в несколько раз мощнее любой из имеющихся в мире ядерных бомб. Следующий, 1816 год вошел в историю как «год без лета». Джордж Байрон, впечатленный творившейся непогодой, написал стихи с говорящим названием «Тьма»:

Я видел сон… Не все в нем было сном. Погасло солнце светлое, и звезды Скиталися без цели, без лучей В пространстве вечном; льдистая земля Носилась слепо в воздухе безлунном.

То время выдалось безумно трудным: в США в июне выпал снег, а в Швейцарии он вообще не таял. Германию и Францию затопили непрекращающиеся холодные дожди и реки вышли из берегов. Пожалуй, только Восточная Европа менее всего ощутила на себе эту трагедию.

Что бы расставить все точки над i: В 15 километрах от Неаполя расположен знаменитый вулкан Везвуий, который в 79 году уничтожил Помпеи. Рядом с Везувием на площади в 100 квадратных километров находятся еще 20 таких же вулканов. Это место называется Флегрейские поля, и 39 тысяч лет назад почти все эти вулканы начали извержение. Как вы думаете, далеко ли долетел пепел?

Во-вторых, при ядерных взрывах выделятся окислы азота — будет нарушен озоновый слой, что влечет за собой увеличение ультрафиолетового излучения. По идее, такой расклад вызовет парниковый эффект и повышение радиационного фона, но это скорее всего не случится. Пыль, поднятая в воздух при взрывах и гарь от пожаров, как мы уже выяснили, увеличивают альбедо, которое не будет пропускать солнечные лучи. Когда пыль осядет, озоновый слой частично восстановится, а термическая реакция океана не даст разгоняться парниковому эффекту.

Но одной «ядерной зимой» дело не ограничится. Есть еще одна проблема — радиоактивное заражение. В принципе, радиация окружает нас повсюду, и наш организм давно адаптировался к ее небольшим дозам. Но у всего есть предел, для человека — 50 мкР/ч считается верхней границей допустимого излучения. При кратковременном облучении до 100 Р/ч в некоторых случаях возможно даже и выздоровление, а вот при дозе в 600 Р/ч смертность достигает 98% в течение 14 дней.

Как бы ни показалось странным, термоядерные бомбы сравнительно «чистые». За несколько недель большинство опасных изотопов распадается, а через пару лет местность даже можно будет заселять, хотя в воронку я бы все равно не совался. Локальные радиоактивные осадки основательно подпортят почвы, реки и озера. Пить такую воду будет небезопасно, но грунтовые воды останутся сравнительно чистыми.

И еще кое-что: возле крупных городов есть «свои ядерные бомбы», дающие электричество. Вот разрушения ядерного реактора в АЭС намного серьезнее, чем взрыв водородной бомбы. В реакторах используют изотопы урана, плутония или тория, а период полураспада этих элементов может растянуться на сотни лет! И все это время, в сотнях километрах от станций селиться будет категорически противопоказано. Подходить к разрушенным реакторам могут только горячие головы, желающие стать еще горячее.

Резюмируем: пыль, сажа, пепел уничтожат посевы и многие виды растений. Почва как губка впитает изотопы стронция, урана, цезия образовавшиеся при взрывах. Растения и животные получат огромные дозы радиации. Но как, ни странно, это не будет концом. Обедневший растительный и животный мир сохранится, и даже завоюет пустующие города.

Для справки: почти вся плейстоценовая мегафауна вымерла, мы никогда не увидим огромную птицу моа, пещерных львов, мамонтов и многих других животных. А 252 миллиона лет назад вообще вымерло около 95% всех видов на земле. Все что нас окружает сегодня это 2-3% былого разнообразия. Так что жизнь продолжится, но в других условиях.

«Не знаю, каким оружием будут сражаться в третьей мировой войне, но в четвертой в ход пойдут камни и дубинки»

А. Эйнштейн

А вот жизнь человечества может и прекратиться. Расчет очень простой: если на город с населением 1 миллион грохнется термоядерная бомба мощностью 1 Мт, то сразу погибнут от 200 до 300 тысяч человек, а около 350 тысяч получат повреждения различной тяжести, большинство погибнет от ионизирующего излучения. И, как мы помним, 1Мт в современных реалия не такая уж большая мощность, разрушительной силы упоминаемой ранее АН602 хватило бы для того чтобы сравнять с землей Париж. По оценке специалистов из 1 300 миллионов населяющих Северное полушарие, только 200 миллионов избегут травм и останутся невредимыми в день апокалипсиса. Им еще нужно пережить «ядерную зиму», радиоактивные осадки и не подхватить какую-нибудь болезнь. Так же выжавшим счастливчикам нужно будет найти приют подальше от эпицентров взрывов и разрушенных АЭС. И шанс того, что человечество в силах все это пережить очень мал.

Однажды, наши далекие предки уже сталкивались с сопоставимой разрушительной силой. Помните, я рассказывал о грандиозном извержении вулкана Тамбора в Индонезии? Так то был детский лепет, по сравнению с тем, что устроил Тоба, по иронии судьбы также расположенный в Индонезии. Сейчас в жерле потухшего вулкана расположено озеро, и размеры его впечатляют: 100 на 30 километров! Примерно 73 тысячи лет назад вулкан поднял в воздух 2 800 кубических километров магмы. В это время наши предки Homo sapiens только начали расселяться по Африке и делать робкие попытки пересечь Баб-эль-Мандебский пролив. Напомню, что параллельное человечество — Homo neanderthalensis, или неандертальцы, заселяли территорию Евразии задолго до появления наших прямых родственников. Именно неандертальцы — коренные жители Европы.

Казалось, ничего не предвещало беды, как Тоба дал о себе знать. Все Homo sapiens за пределами Африки погибли, неандертальцев так же сильно потрепало: выжили невысокие, коренастые, мускулистые — такой тип строения тела в науке принято называть «гиперарктическим». Но больше всего пострадали именно сапиенсы, из всей популяции выжило около 2 тысяч особей, правду говорит пословица: все люди братья, а все бабы сестры. Генетики удивляются однообразию наших генов: отличий между китайцем и шведом в несколько раз меньше, чем между двумя шимпанзе, живущими в разных общинах на расстоянии километра. Это последствия эффекта бутылочного горлышка — слишком мало осталось живых представителей рода sapiens, поэтому в брак вступали близкие родственники. Вследствие этого у человечества огромное количество наследственных и генетических заболеваний, а наш генофонд безумно скуп. Виной этому 73 тысячи лет назад стал Тоба.

Похожий сценарий будет и после ядерной войны, только с еще более печальными последствиями, ведь радиоактивное излучение провоцирует не только возникновение злокачественных опухолей, но и генные нарушения. Добавьте в палитру гигиеническую катастрофу, разбавьте риском эпидемий и получите прекрасную картину, где не будет человека как вида.


Лучшие комментарии

ZDD 7 ноября 2015, 10:20
Ну так тем более, раз жили в деревне, должны знать, что та же картошка сажается селекционная и её урожайность через три-пять лет падает в несколько раз, если не менять сорт. Капуста, морковка и прочие петрушки с салатами вообще сажают семенами из пакетов. Инструмент для обработки, тоже почти поголовно заводской. Производство комбикормов поблизости мало где есть. Т.е. хавку, пускай даже «свою», а не «покупную», станет добывать очень сложно.
Проблемы с техникой, запчастями и стройматериалами, тут и так должно быть понятно. Максимум, на что можно рассчитывать в сельской местности, это на пилорамы (причём электрические и бензиновые) и может какой-нибудь мелкий кирпичный заводик. Ни металла, ни каких-то укрывных материалов, помимо совсем небольшого запаса, там без налаженного товарообмена не достать. А кузнецов и специалистов способных хотя бы перекрыть крышу без шифера, гвоздей и толи в большинстве деревень уже давным давно нет.
Т.е. автономия сугубо иллюзорная. Индустриализация засела в деревнях давно и прочно. Современному человеку, в массе своей, без неё просто не выжить, даже в деревнях.
Владимир Киященко 7 ноября 2015, 10:52
Ну во многом вы правы, но все же все не настолько плохо. Те же семена хоть и сажаются из пакетов в данный момент, но у многих есть запасы этих пакетов на парочку лет(ну по крайней мере у моей бабушки, но там все сложно). А после основные вещи вроде тех же помидоров и огурцов можно будет разводить и самим, благо процесс добычи их семян давно известен. С картошкой сложнее, эт да:( Но опять же, чтоб она не вырождалась так нужно собирать ее семена и вызревать их, а не рассаживать обычными картофелинами. Дело в том, что нынче в деревнях в основном проживают как раз всякие старики и внуки и тд. И вот у старичков и бабок многих как раз хватает знаний, дабы нужные семена добыть. Другое дело что они и сами вскоре могут вымереть без всякий войн:D
Вот с техникой — это реальная проблема. И дело даже не в запчастях, уж что что, а ремонт из подручных средств — это типичное дело даже не в условиях апокалипсиса. А вот топливо — это проблема. Запасов хватит на месяцок-два, а потом уже банально сено косить будет не на чем:( А ручные косы — это нынче редкость даже в отсталых деревнях вроде моей:D
В общем думаю, что если осилят зиму — то летом все будет намного проще. Там скот уже пасется на выгонах, а вокруг тайга, еды там для небольшой общины найдется. Но опять же скорее всего зимой вымрут все старые либо больные, а хоть какие то знания относительно земледелия есть в основном у них:(
В общем 50/50, но шанс есть, и если уж где то люди выживут, то думаю именно где то там.
Ivanhotepp 7 ноября 2015, 11:18
Забываете одну очень важную вещь — пепел. Сибирский лес будет поврежден пожарами, в воздухе будет кучу гари. Доместицированные растения и так слабы без удобрений и ухода. Так что выращивать что-то можно будет только при новой селекции, а выживать можно только охотой и собирательством. ни о каком земледелии первые десятки лет не может быть и речи.
ZDD 7 ноября 2015, 8:16
В той же Сибири, где равномерно тонким слоем расселились, там уж слишком мало людей на километр

Кто вам такое сказал? Вы же, вроде, сами из Красноярска и должны знать, что большинство территории Сибири это глухие леса и болота, а население сосредоточено, в основном, в крупных городах и вдоль различных дорог. Шаг влево, шаг вправо — безлюдная пустота. Ну а все более менее крупные сибирские города — едва ли менее важные цели чем Москва и Санкт-Петербург.

Ну а люди в деревнях и сёлах, конечно выживут, но и им без всяких бомбёжек достанется ничуть не меньше, ведь нынче они жизненно завязаны на инженерную и транспортную инфраструктуру, и без городов существовать им будет крайне сложно.
Владимир Киященко 6 ноября 2015, 21:17
Ну думаю что при таком сценарии все же часть людей выживет. В той же Сибири, где равномерно тонким слоем расселились, там уж слишком мало людей на километр, чтоб кидать плотно бомбы, так что думаю будет там довольно чисто и в мелких деревнях люди выживу. А в Крупных городах да, тут особо надеяться нечего, не от удара, так от радиации, голода или обломков:(
Ivanhotepp 7 ноября 2015, 10:22
Шанс выжить, конечно есть, но он мал. Причина проста: еда. В одиночку выжить охотой и собирательство просто, но род продолжить уже дело сложное. В группа более 15 человек в отсутствии гигиены, велик шанс подхватить заболевание, особенно буду страдать дети. Мы ведь забываем о смертности в Средние века, после бомбардировок будет так же. А жить небольшими семьями выход. Но из-за большой детской смертности и такие семьи обречены. Так что шанс, конечно есть, но очень маленький даже в Сибири.
ZDD 7 ноября 2015, 12:02
И дело даже не в запчастях, уж что что, а ремонт из подручных средств — это типичное дело даже не в условиях апокалипсиса.

Вот, кстати, тоже сильное заблуждение. Без инструмента и материала ремонт техники невозможен. Первое имеет свойство изнашиваться, а второе кончаться. И даже если целый гараж завален всяким хламом и запчастями, а в огороде гниют пару остовов автомобилей, этого всё равно очень мало. Ибо апокалипсис вряд ли станет предупреждать о своём прибытии, чтобы можно было массово закупить всего необходимого заранее.
К примеру, недавно чинили выхлопную систему одного буржуйского автомобиля, типа в рамках импортозамещения (недостаток средств). Для этого понадобились: часть выхлопа от газели (стальная изогнутая труба, естественно покупная), болгарка (помимо электричества нужны ещё и диски), сварочный аппарат (а этому, как расходник, нужна проволока ну или электроды), ну и набор ключей.
Итого, да, ремонт произведён своими силами и подручными средствами, но с помощью невосполнимых расходников. Ни проволока, ни электроды с трубами на деревьях не растут, а расходуются быстро.
Никакой техники и инструмента, сложнее молотка, просто так не починишь.
Отсюда следует и ещё одно развенчание частого заблуждения, пускай это уже несколько отстранённая тема. Что в случае Большого Песца, как транспорт, следует себе выбирать старенький УАЗ — буханку или козлика, дескать починишь всегда и везде. Нет, не починишь, мало того, что надо уметь, так и без инструмента и запчастей это невозможно. В то время как новый прилизанный крузак (да даже и старый) отъездит во много раз больше, была бы горючка.
Возвращаясь к теме, ещё большой вопрос, где выживать «лучше». Всё таки в городах, смертность тоже очень навряд ли будет стопроцентной, а запасов всякого и возможностей там несоизмеримо больше. Есть же пригород и промзоны, которые может «не накрыть». А в случае сохранившегося производства чего бы то ни было, шансы выжить резко повышаются.
Владимир Киященко 7 ноября 2015, 8:54
Сейчас я живу в Красноярске, и тут как я и сказал безусловно никаких шансов. Но до этого жил как раз в маленькой сибирской деревушке с населением в 500 человек и до ближайшего другого поселения там в районе 100 км. И вот про такие места я и говорил. Там люди и сейчас живут в некоторой изоляции, даже телефонная связь есть не везде, про интернет вообще молчу, только спутниковый и только в администрации. 80% продуктов свои. не сказал бы, что так уж серьезно они завязаны на ближайшие города, куда в основном направляются ради больницы, по работе либо за какими то базовыми продуктами вроде соли или круп. В общем при таких исходах думаю люди там выживут, пусть не много, да. Но сколько есть, всяко больше, чем те 2к после вулкана.
Читайте также