25 февраля 2018 25.02.18 4 1939

[Кроссовер] Приключения Вархаммера в Плоском Мире

Кхорн ломился во владения Тзинча, игнорируя все хитросплетения Кристального Лабиринта и оповещая об этом хозяина с помощью звона разбивающегося стекла. У Бога Войны в кои-то веки наметилась проблема и Архитектор Судеб мог её решить. Из солидарности. Если у Богов Хаоса есть понятие солидарности.

Наконец Кхорн, лязгая своими тяжёлыми латными ботинками, подошёл к висящему в в пространстве Тзинчу, который мирно попивал чай. Если в имматериуме есть понятие чая. Архитектор Судеб удивлённо приподнял брови. По крайней мере, половину из них.

— Тзинч, брат мой. Ты уже в курсе? — Кхорн в очень редких случаях из своей длинной жизни прибегал к вежливости.
— Я обо всём в курсе, мой воинственный друг. Так, ударная группировка Пожирателей Миров была выброшена из Варпа в другой Галактике и нашла там таинственный Плоский Мир? Тот Диск, что зиждется на спинах четырёх гигантских слонов, которые в свою очередь находятся на панцире астрономических размеров космической черепахи? И твой чемпион, Кхарн, там был низвержен скромным стражником по имени Сэмюэль Ваймс? И с тех пор Кхарн работает в страже под командованием Ваймса, не сеет смерть и разрушение?
— Да, так и есть!
— Нет, не знаю ничего такого…
— Тзинч, хватит ёрничать! — Кхорн прикрикнул на своего собрата-Бога во его же владениях. Даже для Бога Хаоса такие поступки были опрометчивы.
— Ладно, ладно. И что ты хочешь от меня? У тебя же там флот Пожирателей Миров.

Кхорн побледнел. Ну, под доспехами и шлемом это было не особо заметно, но не для Тзинча.

— Эм, слушай, брат… Там случилась некая оказия… — Бог Войны замялся и старался избежать зрительного контакта с Богом Перемен. В случае с последним это было весьма непросто.
— Ну говори уже…
— В общем, флот Пожирателей Миров. Он это… Ну… Черепаху помнишь? Так вот…
— Кхорн, да рожай уже!
— Черепаха зевнула и весь флот засосало ей в пасть. И она их съела.

Архитектор Судеб согнулся пополам, выронив чай.

— Тзинч? Ты чего, Тз… ТЫ ЧТО РЖЁШЬ, МНОГОГЛАЗКА!? НЕ СМЕШНО НИХРЕНА!

Бог Перемен ещё секунд десять не мог прекратить беззвучный смех, даже не смотря на наличие двух ртов.

— Ну… О, Всемогущие К'Тан! Как же иронично! — ехидно заметил Архитектор Судеб, слегка двинул пальцами и голубое пламя очистило пол от пролитого чая и разбитой чашки.
— Смейся, смейся. Почему-то мне кажется, что я не первый Бог Хаоса, что столкнулся с этим миром.
— Первый. Уж не думаешь ли ты, что я с ним встречался уже? Не, ну чисто гипотетически на диске, в стране «Омния» мог появится мой Повелитель Перемен. И поскольку в Омнии поклонялись огромному Орлу, то в своём облике мой высший демон вполне мог сойти за их Бога. Он так бы и сделал. Но потом бы появился их НАСТОЯЩИЙ БОГ — которого звать Ом — начистил клюв моему демону, потом вломился бы в мои покои и набил оба лица мне. И разрушений нанес бы на две недели работы. Если в Имматериуме есть понятия недель.
Тзинч посмотрел куда-то вдаль и хлебнул из невесть откуда вновь появившийся чашки с чаем, явно что-то вспоминая.
— Опять тебя несёт, Бог Занудства. Бесишь уже!

Не то что бы Кхорн вообще мог бы быть в хорошем расположении духа в понимании людей, но сейчас на его ярости можно было бы обжарить Лорда Некронов. В панировке, как заметил бы Нургл.

— Ладно, ладно. Не кипятись, маньяк. Придумаем мы что-нибудь. У самого-то идеи есть? — спросил Тзинч и начал изучать древний фолиант, что ему преподнёс материализовавшийся неподалёку Повелитель Перемен.
— Думал послать в этот город Ангрона. Он б там шороху навёл, как считаешь?
— Можно. Тебе нужен портал туда? Только учти, там сильное магическое поле, поэтому за точность наведения не отвечаю.
— Да посылай его уже. И скажи о результатах сразу.
— Мгновение, о Бог Войны.

Тзинч сделал несколько пассов рукой. Зал окутала голубая пелена магической силы. Спустя несколько мгновений этот туман осел. Кхорн вопросительно посмотрел на Тзинча. Тзинч виновато посмотрел на Кхорна.

— В общем… Эээ… Я высадил Ангрона в городе. Но… Там есть такой район. Тени называется. Он настолько криминален, что там даже преступники боятся ходить. Вот… Я высадил Ангрона там. Ночью.
— И?! Ангрон не слабак, он может за себя постоять перед какими-то бандитами…
— Давай забудем об Ангроне.
— Что?! Да он же мой Принц Демонов, как я могу…
— Забудь. Об. Ангроне.

Кхорн разбежался и что есть мочи ударил кулаком в стену. По варпу пошли такие волны, что пара псайкеров где-то скончалась от инсульта.

— Не кипятись, мой Бог Войны. Как бы мне этого не хотелось, но походу придётся собирать всех. И мы это всё уладим. Мы же Боги Хаоса в конце концов или кто? — Тзинч захлопнул фолиант и опустился на пол своих покоев.

Ангрон стоял на той же улице, но что-то изменилось. И давно. Темнота имела ещё более чёрно-белый оттенок, а свет, кажется, вовсе перестал падать от далёких звёзд. И что-то было не так с самим Примархом. Демон-принц посмотрел на свои руки. Вполне человеческие руки, подумал он.
И тут его осенило.

— Погоди, я что, больше не демон-принц?
— А ТЫ ПРОНИЦАТЕЛЕН.

Ангрон резко обернулся на голос. То есть на ГОЛОС. Перед ним предстал высокий скелет в чёрном балахоне с капюшоном и косой. В глазницах его черепа играли два холодных синих огонька.

— Кто ты?! Что со мной случилось?! Отвечай сейчас же!
— Я — СМЕРТЬ.
— Ээээ… Ты этот… Как его там… Несущий Ночь? — Ангрон находился в недоумении, да и отсутствие демонической основы в нём как-то ослабило привычную ярость.
— Я НЕ ИМЕЮ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ ПО ПОВОДУ ВРЕМЕНИ СУТОК.
— Или ты от Нургла?
— Я ЗНАЮ, КТО ЭТО, НО ЕГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБО МНЕ НЕМНОГО ОДНОБОКИ. ДАЖЕ УВЯДАНИЕ МОЖЕТ УВЯНУТЬ.
— Чего?!
— ДАЖЕ БОЛЕЗНЬ МОЖЕТ САМА ЗАБОЛЕТЬ.
— Да что ты, во имя Кхорна, несёшь такое?!
— ИЗВИНИ, Я ТОЛЬКО ЧТО С ПОЭТИЧЕСКОГО ВЕЧЕРА. ЗНАЕШЬ, КАК ПРИЕДАЕТСЯ? — Смерть замялся.

Он знал, что вести себя так непрофессионально, но отказывать умершим в разговоре — последнее дело.

— Поэтический вечер… Я помню что-то такое. — промямлил Ангрон, наконец осознав произошедшее. Примарх-перебежчик смотрел на своё демоническое тело, валявшееся неподалёку. В его голове торчала арбалетная стрела, аккурат повредившая нужный участок мозга.

— Как меня убили? — Ангрон сел на мостовую. Сел в его представлении, поскольку духи фактически не могут сидеть на чём-то.

— МОЛОДОЙ БАНДИТ ИСПУГАЛСЯ И ПОПЫТАЛСЯ ОТСТРЕЛЯТЬСЯ ОТ ТЕБЯ ИЗ СТАРЕНЬКОГО АРБАЛЕТА.
— Да у него же был один шанс на миллион!
— ПОЭТОМУ ОН И СРАБОТАЛ.
— Да как же так… Я же избранник Кхорна! Само воплощение войны… — Ангрон замялся. Его гибель пробудила в нём все воспоминания — в том числе не связанные с войной.
— Наверное, не стоит этим гордится, а? Ради чего всё это было? Ради чего это уродливое тело? Какой прок от войны, если её не познать в сравнении? Десять тысяч лет я убивал и убивал и убивал…
— О, Я В КУРСЕ. ПОВЕРЬ МНЕ.
— Но сейчас я смотрю на свой труп и… Это не то, чем я хотел быть.
— А КЕМ ТЫ ХОТЕЛ БЫТЬ?
— Я не знаю. Ничем из того, чем я был. Меня украли у Отца… А потом в моей жизни была только война. Каждый день, эти проклятые гладиаторские бои. И когда Отец нашёл меня… Войны стало ещё больше, она стала масштабнее.
— У ТЕБЯ НЕ БЫЛО ВЫБОРА, ВЕРНО?
— Да. Я никогда не мог выбрать свой путь. Никому из нас — примархов — не было позволено это. Глубоко в душе я всегда думал о том, что бы было, сложись моя жизнь по-другому… — Ангрон замолчал и посмотрел вверх. Но по ту сторону звёзд было почти не видно.
— ТЫ БЫЛ БЫ ДРУГИМ. НО НЕ ВСЁ ЕЩЁ ПОТЕРЯНО.
— Что ты имеешь ввиду? Я мёртв!
— НЕ СОВСЕМ. БОЛТ УБИЛ ТВОЮ ДЕМОНИЧЕСКУЮ СУЩНОСТЬ. НО ДЕЛА В ЭТОМ МИРЕ ОБСТОЯТ ТАК, ЧТО ЕСЛИ ТУТ ЕСТЬ МАЛЕЙШИЙ ШАНС НАРУШИТЬ ПРАВИЛА — ОНИ НАРУШАТСЯ.
— К чему ты клонишь, мать твою?! — Ангрон подскочил.
— К ТОМУ, ЧТО ТЕБЕ ВЫПАЛА ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОЖИТЬ ЖИЗНЬ ТАК, КАК ТЫ ЗАХОЧЕШЬ. — Смерть протянул костлявую руку Ангрону. Примарх несколько секунд размышлял, а потом решительно схватил костлявую длань.

Себя-Режу-Без-Ножа Достабль возвращался с футбольного матча. Его новая рекламная кричалка не сильно помогла продать сосиски в тесте, но Достабль никогда не терял присутствия духа, ведь он знал — рано или поздно его предпринимательский гений вознесёт его на вершину пищевой цепочки Анк-Моркпорка.

Сам того не заметив, Достабль понял, что уже давно чувствует вонь. Не то что бы это была удивительная вещь в этом городе — достаточно вспомнить о реке Анк. Или о Старикашке Роне. Или о любом другом жителе этой обители цивилизации.

Нет, эта вонь была необычной. Это была концентрация гнили. Словно произведение искусства среди тошнотворных запахов.

— Где-то неподалёку капрал Шноббс, не иначе, — буркнул себе под нос Себя-Режу и свернул за угол.

Там перед ним предстал огромное, покрытое язвами и струпьями, зелёное нечто с рогами, вываливающимся кишечником и огромным топором. В Анк-Моркпорке, конечно, было много странных существ, но этот был слишком омерзителен.

— Эм, сосиску? — Достабль пытался быть учтивым, но природные механизмы, заложенные даже в его предпринимательском мозгу, всё-таки сделали своё дело по сохранению шкуры своего хозяина. Себя-Режу-Без-Ножа бросил поднос с сосисками и бросился наутёк.

Великий Нечистый, высший Демон Нургла, не торопился погнаться за жалким смертным. Его куда более сейчас заинтересовала странно пахнущая еда, валявшаяся на каменной мостовой. Демон сгрёб в охапку сосиски в тесте и поглотил их в один присест. Даже ему их вкус показался каким-то странным...

Четыре Бога Хаоса сидели за освещаемым фиолетовым светом Варпа круглым столом, образ которого они использовали в те моменты, когда им приходилось координировать свои действия или обсудить важные вопросы. Однако видно было только трёх: понурого Нургла, явно раздражённого Кхорна и скучающую Слаанеш. Все смотрели на место Бога Перемен. Там никого и ничего не было — только слышалось какое-то булькание, похожее на сдерживаемый изо всех сил смех.

— Очень смешно, — грустно заметил Нургл.
— Это не я, это Цегорах… — выдавил из себя Тзинч.

Кхорн сломал рукоять топора, который он теребил как карандаш в своей могучей руке. Слаанееш закатила глаза и сложила руки на груди.

— Ладно, ладно, дайте отдышаться только, — Тзинч наконец-то вылез из под стола и воссел на своё место, — Просто Великий Нечистый, сами болезни, яды и нечистоты во плоти был отравлен несвежими сосисками… Святой Император, мне уже нравится этот мир!
— Тзиин'нет, ты как ребёнок. Будь серьёзнее и лучше помоги.
— Да сейчас. Кто-бы мог подумать, что именно ТЫ у нас будешь такой занудой, — ответил Бог Перемен и начал что-то усиленно изучать в материализовавшимся перед ним фолианте.
— Бабы, что с них взять, — сказал в пространство Бог Войны, не отрывая взгляда от переломанного топора на столе.

Слаанеш в ответ состроила рожу Кхорну и с теплотой поглядела на Нургла.

— Не переживай, милый. Я пришлю тебе своих лучших демонесс, чтобы ни скрасили твою утрату.
— А мне за Ангрона не прислала, стерва рогатая, — всё так же неподвижно буркнул Кхорн.
— Спасибо, дорогая моя, — благодарно ответил Нургл и добавил, немного булькнув своей специфической внешностью, — Но не стоит. Иша не одобрит.

Слаанеш вопросительно подняла бровь.

— Я думала она твоя пленница…
— У нашего ароматного толстячка Обратный Стокгольмский Синдром, — не отрываясь от фолианта ответил Тзинч.
— Опять умничаешь, многоглазый мой, — презрительно фыркнула Слаанеш.
— Ну в отличие от наркотиков и секса, от ума есть польза, — не отрываясь от созерцания топора ответил Кхорн.

Бог Перемен и Бог Войны не глядя дали другу другу пять.

— Злые вы. Зря я вас всех люблю, — ответил Нургл и вздохнул. Что примечательно, не только ртом. Повисла неловкая пауза.

— Извините. Особенности воплощения в умах смертных…

Тзинч победоносно вскинул жилистую руку.

— Долой разговоры. Я проштудировал некоторые данные о нужном нам городе и мире в целом. В общем, там есть Незримый Университет — целая школа Волшебников. Практически моих Колдунов. Пошлю туда Аримана, там как раз отличное место для портала в библиотеке.
— Иронично, — перебила Слаанеш и усмехнулась.
— Ну и ещё есть человек, чья острота ума видна мне даже отсюда. Зовут… — Тзинч опять обратился к книге, — зовут его Хэвлок Витинари. Попробую явиться ему и заручиться его поддержкой. Ну как вам?
Боги Хаоса переглянулись и одобрительно закивали.

***

Кхарн снова был отправлен разрешить проблемы в Незримом Университете. Его часто посылали туда из-за слабой восприимчивости к магии и грозный вид — волшебники от одного присутствия бывшего Чемпиона Хаоса наращивали всю ту дисциплину, что упорно растеряли за много лет.

— Говоришь, книгу с опасным заклинание опять украли?
— У-ук! — ответил библиотекарь, что являл собой огромного оранжевого орангутана.
— Это-то понятно. Думаешь, студент?
— У-ук!
— Хм. Логично. А что у тебя там за свечение в глубине стеллажей? — Кхарн кивнул головой на вспышки, которые стали видны в глубине библиотеки.
— И-ик? Уук!
— Что ещё за Б-пространство? Типа Варпа что-ли?

Но ответить Библиотекарь не успел. Вспышки среди стеллажей прекратились и из глубин библиотеки вышел Колдун с вычурном посохом, в тяжёлой броне и плаще. Ростом он был примерно с Кхарна, что удивляло — маги в Плоском Мире никогда не отличались физическим совершенством. Если не считать, конечно, что совершенная геометрическая фигура — это шар.

— Кхарн?!
— Ариман?!
— У-ук?!

Ариман подошёл к Кхарну и последний поймал себя на мысли, что захотел даже обнять знакомого из прошлой жизни.

— Пора вытащить тебя отсюда, Кхарн! Мне явился Тзинч и попросил тебя вывести из этого мира.
— Слушай, Ариман… Тут такое дело…

Пока Кхарн придумывал, как бы объяснить Ариману, что не хочет возвращаться, Колдун Хаоса заметил сидящего в метре от них орангутана.

— Кхарн, а это что за обезь...

Даже Кхарну пришлось попотеть, чтобы разнять этих чудаков. Во-первых, библиотекарь отличался недюженной силой и даже Астартес было порой не под силу что-то у орангутана отнять. Во-вторых, Ариман решил применить магию в Библиотеке Университета, что вызвало цепную реакцию магических полей лежащих тут фолиантов и Кхарну приходилось противостоять подкрадывающейся эпилепсии в результате от этого светового шоу.

В итоге бывший Пожиратель Миров рассадил по углам двух новоявленных врагов и почувствовал, что самое время для речи. Его, Кхарновской речи.

— Разошлись, я сказал! — бывший чемпион Кхорна зыркнул на Библиотекаря, помогая Азеку Ариману поправить погнутый рог на шлеме, — вы понимаете, что творите? Ладно ты, Библиотекарь, но Азек? Ты только что прибыл в мир, где тебя не достанет рука проклятущих Богов. Да ничья рука не достанет. У меня такое ощущение, что высадись сюда Тираниды, они стали бы вегетарианцами.
— Кем? — опешивший от припадка красноречивости Кхарна Азек застыл.
— Ну такие парни… Жрут только растительную пищу.
— Орков что-ли?

Кхарн внимательно посмотрел на Аримана и прищурился.

— Слушай, я понимаю, что твоя жизнь одержима местью за сожжённый дом, за то, что тебя отверг Магнус и всё такое. Но подумай. Ты стоишь посреди Библиотеки, которая соединена со всеми остальными библиотеками в нашей Вселенной, которая находится в мире, где Хаос не может тобой управлять и где нет Имперских псов, готовых тебя пристрелить просто потому, что ты Инквизитору не нравишься.
— Но… Как это? Если Хаос не плетёт тут свои интриги и не вмешивается в жизнь этого мира, как он себя проявляет?
— У-ук! — встрял в разговор Библиотекарь.
— Он говорит, что Хаос последний раз работал молочником.
— Эээ… Я не понимаю… — взгляд Аримана заметался.
— Я тоже. Просто верь — в этом мире всё не так. Тут даже Смерть замечательный парень.

Азек осмотрел библиотеку и его взгляд остановился на фолиантах со знакомыми символами. Колдун перевёл вагляд на Кхарна с Библиотекарем.

— Почтенный хозяин этой библиотеки, примешь ли ты мои извинения за мою… Фамильярность?
— Ик-к!
— Он говорит «Конечно, можем даже обняться».
— Спасибо, как-то хватило.

Ариман прошёлся взад-вперёд и продолжил:

— Как думаешь, Кхарн… В этом мире найдётся место для меня и «Блудных Сынов»?
— Конечно… Брат. Только норову поубавить придётся.

Кхарн усмехнулся и хлопнул Азека по керамитовому наплечнику.

***

В зале совещаний богов Хаоса стояла бы гробовая тишина, если бы не чей-то ехидный смех.
— В этот раз это точно Цегорах, — грустно ответил Тзинч, вяло помешивая сахар в чашке чая.
— Верю, — хором ответили остальные Боги.
— Серьёзно, что не так с этим миром? Сначала Кхарн, потом Ангрон. Нечистого так отравили, что индекс здоровья в Империуме поднялся на три пункта! Этот день не может быть хуже! — Тзинч со злости хлопнул по столу, отчего стоящая перед ним шахматная доска подпрыгнула, но фигуры не сдвинулись и на миллиметр.
— Ладно, хотя бы у этого Хэвлока Ветинари выиграю партию и его душа будет принадлежать мне.

Тзинч, хихикая потирая руки, повернулся к Синему Писцу и попросил его показать ответ от оппонента в Плоском Мире. Взглянув на символ фигуры, букву и цифру, Тзинч переместил вражеского ферзя в нужную клетку.

— Шах и мат, — не глядя ответил Кхорн и грустно уставился в фиолетовые дали имматериума.

***

Кастелян Гарран Кроу наблюдал за тренировкой Серых Рыцарей, ведь именно в постоянном оттачивании их умений и скрывалась неодолимая мощь лучших воинов императора. Его успокаивала картина и слух ласкал мерных лязг тренировочного оружия Серых Рыцарей рангом пониже. Мастерство рождается в труже, именно так завещал Бог-Император.

Но вдруг все Серые Рыцари почувствовали нарастающие напряжение в варпе. Словно Бог Хаоса что-то кричал и этот крик, подобно первым раскатам грома, постепенно становился всё громче. Через несколько секунд весь Титан сосредоточился на сильнейшем возмущении в варпе, когда волна крика и негодования их наконец настигла.

Флоты-ульи тиранидов на секунду потеряли синаптическую связь, орки почувствовали странное направление мыслей внутри их коллективного сознания, половина эльдар попадали в обморок.
Даже сам Император На троне как-то стал сильнее излучать в инфракрасном спектре, пытаясь сдержать волну, которая рвалась заполнить Терру невиданным доселе варпштормом.

— ДА ТВОЮ ЖЕШЬ МАААААТЬ! — раздалось в голове каждого псайкера в Галактике.


Лучшие комментарии

Арсений Харитонов 25 февраля 2018, 19:03
Ну что-ж, ваше реакция мне вполне понятна. Сам крайне скептически отношусь к фанфикам и кроссоверам, но это я делал исключительно ради юмора и с уважением к трудам сэра Терри Пратчетта.
Арсений Харитонов 2 марта 2018, 13:10
В связи с вполне логичной претензией Ивана Лоева, все части перемещены в одну тему, а лишние темы будут удалены.

Так как идея зашла местной аудитории крайне слабо (очевидно, в связи с низким качеством исполнения с моей стороны или непопаданием в ЦА), то продолжения не будет.

Искренне надеюсь, что хоть несколько человек я всё же повеселил, всем одобрившим — большое спасибо — вы крутейшие!
Читай также