5 октября 2015 5.10.15 4 3669

Ичи — убийца штампов #1

Нерекомендованная Игромания

Впервые этот фильм мне повстречался на виртуальных страницах Игромании в подведении личных итогов года (кажется, от Аскарова или то был Чимде?), где автор признавался в пламенной любви к азиатскому кинематографу вцелом и этому фильму в частности. Второй раз знакомое название промелькнуло в топе – «20 фильмов, не рекомендованных к просмотру». Наряду с Begotten, Tetsuo и Eraserhead, Убийца Ичи был включён в список творений, порождённых больной фантазией. Это окончательно решило вопрос о целесообразности просмотра.

Предвещая ожидания, скажу — надежды окупились сторицей. Фильм оказался лучшим виденным мной трешем по ту сторону от зелёного слоника. Но обо всём по порядку.

Начнём немного издалека. С предпочтений элитарной (читай эксцентричной) публики, типажей фильмов и места Ичи в этой (далеко не исчерпывающей) классификации.

Ружьё и гамбургер

«Голод» двинутого изысканного киномана утолить непросто. Ведь сей гурман не «довольствуется общепитом», а ищет экзотическое блюдо: редкое, экстравагантное, таинственное и потому манящее. А большинство поваров привыкло работать по шаблону: 100 грамм колбасы, немного сыра, сверху салатный лист – продано! В забегаловке за углом вам, конечно, предложат диковинную мешанину, приготовленную, скорее всего, абы как и из просроченных продуктов, а ещё повар-затейник вполне может решить, что запечь в муке кнопку – очень забавное авангардное решение.

Итак, если очень условно классифицировать основные типажи фильмов, мы получим:
1) Кино по-Станиславскому. В эту группу входит 95% всех снимаемых фильмов, следующих незыблемым правилам вроде базирования повествования на классической структуре с обязательными перипетиями, 3-х актным действием и пр.

Ружьё, висящее на стене, в кадре такого фильма обязательно выстрелит.
Говоря метафорой: это гамбургер.

2) Фильмы-антонимы. Обычно являющиеся комедиями, воплощающими Голливудский фильм с точностью до наоборот.

Ни одно ружьё, присутствующее в кадре, ни при каких обстоятельствах не выстрелит. А уж находящееся в руках главного героя особенно.

3) Арт-хаус. Самая экстравагантная кухня. Что преподнесёт – неизвестно, но на всякий случай стоит быть осторожнее. А то ведь хлеб вас самого зажарит вместо поросёночка и в рот повара засунет! Bad joke, знаю :(

Ружьё – это не ружьё, а метафора жизни (ну как вариант).
Блюдо из шоу «Адской кухня».

Пресытившись фильмами первой категории, обращаешь внимание на две другие. Но фильмы-антонимы, играющие на эффекте противопоставления, базируются на тех же принципах (что и кино по-Станиславскому) и ждать радикальной новизны от них не приходится. Они могут быть очень забавными, но выйти за рамки пародии не позволяет сам подход, лежащий в их основе. А арт-хаусным произведениям искусства зачастую недостаёт банального качества исполнения.

Сущность

На этом этапе умозаключений пора наконец вспомнить и про виновника торжества. Убийцу Ичи. Замечательного тем, что снятый как арт-хаус, он является фильмом-антонимом в самой своей сути.
Переложенное с манги в видеоформат это сугубо японское произведение не коррелирует (ни как подражатель ни как антоним) с западными детищами кинематографа (или всё-таки восточными? Ведь Америка ближе к стране восходящего солнца как раз с востока.:)), а следует своим собственным путём.

Сюжетные выкрутасы данного фильма трудно (если вообще возможно) поддаются предугадыванию. Так скромный сухощавый с виду мужичок офисного типа оказывается здоровяком-культуристом, а мягкосердечный гангстер (ранее бывший копом) безжалостно убивает девушку, к которой секунды назад проявлял сочувствие.

Но наибольнейшие фрики всё же главный герой и его антагонист. Хотя кто есть кто в этой истории вопрос спорный. Все они убийцы разной степени психической неуравновешенности и симпатизировать с равным правом можно как всем, так и никому.

Главный герой Ичи с одной стороны бесконечно далёк от образа жестокого убийцы. Будучи крайне стеснительным и робким, он в нерешительности мнётся не только перед девушками, но даже перед посетителями кафе, в котором работает. После убийств сей тряпка-кун размазывает сопли, обильно блюёт и вообще ощущает себя явно не Дартаньяном. Уединившись в своей комнате, играя в файтинги (вот в чём причина всех бед! всё проклятые игры виноваты!!), сожалеет о совершённых поступках, отказываясь заниматься насилием в дальнейшем.

Но, конечно же, продолжает, ведь у парня есть и другая сторона: маньяка-изувера наслаждающегося жестокими расправами. На подсознательном уровне Ичи получает кайф от бесчеловечных убийств, у него буквально встаёт (и эвакулирует) на них. Так же этому существу с биполярной психикой доставляет удовольствие лицезрение женского тела в синяках, разговоры про «резание на кусочки» и на прочие весёлые и вполне миловидные темы.

Только в этом фильме перед убийством может состояться гротескный диалог о том, плачет ли убийца. «Да ты ревёшь» — «Нет, не реву!» — «Нет ревёшь» — «Хнык».

А спасённая из лап тирана принцесса после освобождения услышит: «Я его убил, как и обещал. Но не волнуйся, теперь я буду тебя бить». И, конечно же, попытавшись сбежать от бесперспективной участи, тут же зафонтанирует кровью из разрубленной артерии.

Но хватит о главном герое, он тут не единственный шизоид. На противоположном фронте повествования — заядлый садомазохист с покрытым в форме стигмат шрамами лицом и слегка расширенным за рамки естественных контуров ртом (ну да – Джокер, привет).


Этот джентльмен не может найти себе достойного бичевателя, а тут ещё и предыдущего (хоть как-то справлявшегося) убили. В ходе вендетты, он выходит на Ичи и, надеясь на здоровую порцию тумаков и болевых ощущений, вступает в схватку, но не тут то было! Финал, на мой взгляд, шедеврален и уникален.

В разгар кульминационного поединка на поле брани забегает тот самый добродушный убийца-гангстер-коп. Ичи, будучи (из-за гипноза) уверен, что видит брата, прекращает схватку и распускает сентиментальные слёзы-сопли, но, получив «стрелу в колено», в порыве безумия убивает «брата». А спустя секунду, осознав произошедшее, падает ничком и рыдает. Тут же (очень кстати) подбегает мальчик — сын убитого и пинает валяющегося Ичи. Главгад со словами «Чёрт. А кого мне убивать? И кто меня убьёт в конце концов?» протыкает голову спицами и, фантазируя в предсмертной агонии как смачно Ичи мог бы с ним расправиться, падает с крыши. Занавес.
СПГС, мораль и концепция

Теперь причина причисления этой киноленты к списку нерекомендованного становится понятной, да? Картина содержит сцены побоев, пыток, убийств и расчленёнки, которые неискушённому зрителю покажутся неприемлемыми. Но воссозданы они весьма схематично (право же от арт-хауса качественных спецэффектов и хорошо поставленных драк ждать не приходится), потому не пугают, не вызывают отвращения (по крайней мере у меня).

Зато обилие двинутых персонажей, неожиданных финтов и общий градус безумия определённо идут на пользу фильму и служат аргументами в пользу просмотра зрителями уставшими от пресной и предсказуемой «жвачки».

В чём суть такой подачи? Как мне кажется, режиссёр (хотя на самом деле мангака, ведь он придумал всю эту кутерьму) хочет напомнить нам о том, что фильм – это всего-лишь отснятые на киноплёнку (любой другой носитель) и смонтированные в час-другой времени кадры, которым нет необходимости скрупулёзно следовать общепринятым стандартам, но и враждовать с ними не есть правильное решение. Стоит отвлечься от «суеты мира» и снимать своё кино: самобытное и запоминающееся. Фильм может рассказывать историю любыми доступными средствами, главное, чтобы зритель не зевал во время сеанса. И в этом плане Ичи точно преуспел.

Лучшие комментарии

chelovek91 5 октября 2015, 14:46
А следующую мангу японского гения под названием «Гомункул» случайно не экранизировали? Это там где гг мастурбирует и затем кушает результат этого процесса) Так и не понял зачем он это сделал) А так в принципе сюжет интересен, но к концу скатывается в упоротость.

Читайте также