3 мая 2021 3.05.21 2 6873

Конан. История персонажа. Часть 1.

Не так давно, в сети всплыла информация, что готовится очередной сериал про Конана-варвара или в мире Конана, то ли от Амазона, то ли от Нетфликса. Как видите информации не так уж и много, более того, за последние полгода об этой экранизации не слышно вообще ничего, но это же не помешает нам воспользоваться данной информацией как поводом для того, чтобы ознакомиться с произведениями о киммерийском варваре, насколько это возможно.

Краткая суть всех произведений про Конана.
Краткая суть всех произведений про Конана.

Естественно, в первую очередь, нас интересуют игры, но ни в коем случае нельзя обойти стороной ни книжный первоисточник, ни экранизации.

Конечно же, вряд ли получиться подробно расписать все приключения, выпавшие на долю путешественника их Киммерии, учитывая во скольких передрягах он успел побывать. За время своих странствий Конану удалось примерить на себя роль вора, пирата, раба на галерах, наёмника, солдата, капитана стражи, принца-консорта, правителя государства (при том не единожды), шпиона в крепости ассасинов и… запорожского казака (?!).

Запорожцы пишут письмо туранскому султану.
Запорожцы пишут письмо туранскому султану.

А также вступить в противоборство со всем известными Тулса-Думом, Тот-Амоном, Росомахой, Железным Человеком, Капитаном Америка и прочими Мстителями и Людьми-Х. Подозреваю, Вы сейчас пребываете в некоем недоумении, но для того, чтобы понять как до этого дошло и что из этого вышло, необходимо, как говориться, «начать с начала».

А начнём мы с 22 января 1906 года, именно в этот день, в небольшом городке Пистер, штат Техас (действительно небольшом, в лучшие годы его население составляло 300 человек, сейчас количество жителей снизилось до 100), в семье сельского врача Айзека Говарда и Эстер Ирвин, родился сын, получивший имя Роберт.

Несмотря на уважаемую профессию главы семейства, чете Говардов приходилось постоянно переезжать с места на место. К тому же, семья постоянно пребывала в не лучшем финансовом положении, всё из-за необдуманных инвестиций мистера Айзека, хотя не стоит думать, что в те времена он был один такой, многие американцы пытались сорвать куш, благодаря развивающейся экономике, естественно, получалось далеко не у всех, хотя настоящее потрясение ждало жителей Штатов, в относительно недалёком будущем, но об этом позже.

Со временем, семья осела в городке Кросс-Плейнс, где Роберт Говард и прожил большую часть своей жизни. Не смотря на небольшой достаток, родители старались дать маленькому Роберту Ирвину достойное образование. Нельзя сказать, что будущий автор рассказов про буйного варвара, сам отличался покладистым характером, подросток периодический сбегал с уроков и ввязывался в драки со сверстниками, но всё же, учителя смогли разглядеть в отроке литературное дарование.

Самая известная фотография Роберта Говарда.
Самая известная фотография Роберта Говарда.

Так мальчик и рос, любовь к литературе ему прививала мать, пожалуй, самый важный человек в его жизни, а незатейливые уличные «развлечения» заставили Роберта полюбить бокс и прочие виды борьбы, со временем, «отец» Конана-варвара, благодаря постоянным тренировкам, сам раскачался так, что вполне мог сойти за какого-нибудь из персонажей собственной книги. Особенно, физическая развитость Роберта Говарда была заметна на фоне его друга, Говарда Лавкрафта, так же, как и Эстер (мама), бывшего немаловажным человеком в жизни писателя.

Но сейчас, я сильно забегаю вперед, вернёмся к более ранним годам жизни Р. И. Говарда. Первые свои шаги на поприще литератора, молодой Роберт стал пытаться делать ещё до окончания средней школы. Юношу всегда привлекали истории о воинственных племенах и древних народах. В ранних произведениях, фигурировали боевые походы и сражения викингов, жителей Ближнего Востока и, конечно же, тогда Говард создал одних из своих самых известных персонажей — последнего вождя пиктов Брана Мак Морна и пуританина-борца с нечестью Соломона Кейна.

Журналы долгое время не принимали произведения молодого автора к публикации, так что Роберту Говарду оставалось только писать «в стол».

До своего становления как коммерчески успешного писателя, будущий создатель Конана успел сменить множество работ: уборщик хлопка, продавец в магазине готовой одежды, стенографист, офисный служащий, журналист. Но подробно не стану останавливаться на юности Говарда, в контексте сегодняшней темы это не столь важно.

К 23 годам писательская деятельность начинает приносить доход, и Говард целиком отдаёт себя литературе. Со временем, помимо упомянутого выше Соломона Кейна, появляются такие персонажи как Кулл — король Валузии и искатель приключений Кирби О’Доннелл, в последствии ставший прообразом Рика О’Коннелла, из серии фильмов про мумию.

Но мы здесь не ради них. В 1932 году выходит первый рассказ о Конане-киммерийце — «Феникс на мече». Изначально, это произведение должно было войти в цикл о Кулле и никакого Конана в нём не было. Так как Говард пришёл к судьбоносной мысли создать данного персонажа? Нельзя сказать, что у этого события была какая-то одна отправная точка, если проследить биографию писателя, то складывается впечатление, что вся жизнь Роберта Ирвина Говарда подводила его к этому решению.

Змея на обложке никакого отношения к Сету и Конану не имеет. Имя Говарда тога ещё не печатали на первой полосе.
Змея на обложке никакого отношения к Сету и Конану не имеет. Имя Говарда тога ещё не печатали на первой полосе.

В начале 20 годов XX века, неподалёку от Кросс-Плейнса, в котором жил Говард, нашли богатое месторождение нефти. США тогда, как раз, вышли на первое место по добыче этого ресурса. Толпы людей, жаждущих наживы или просто пытающихся прокормить себя и семью, стали стекаться в, некогда, небольшой идиллический городок. Конечно же, с развитием нефтедобывающей промышленности в Кросс-Плейнс стала развиваться инфраструктура, но также возникли и типичные проблемы, связанные с массовым переселением людей, такие как перенаселение и резко взлетевший уровень преступности. Это событие сильно сказалось на мировоззрении юного Роберта, отныне «цивилизация» стала для него чем-то, к чему, по крайней мере, стоит относиться осторожно. В книгах Конан никогда не был типичным «благородным дикарём», хоть он и иронизировал над цивилизованными людьми, всё же к крайним проявлениям варварства относился. так же, враждебно. Собственно, хоть главного героя этого цикла и принято называть «Конаном-варваром», если взглянуть шире, то лейтмотивом многих рассказов о путешественнике из Киммерии, служит как раз поиск баланса, «золотой середины» странником, который постоянно оказывается меж двух огней — дикой, животной натурой варваров и интриганством цивилизованных людей.

Спасение от неприятной окружающей действительности нефтяного бума, юный Роберт находит в книгах Джека Лондона, Редьярда Киплинга, поэзии и истории. В отроческом возрасте будущий автор рассказов про Конана увлёкся историей племени пиктов, со временим, Говард переключился на другие народы, и судя по всему, не потерял этого интереса до самого конца жизни. Если Дюма говорил: «История — это гвоздь, на который я вешаю свои картины», то для Роберта Говарда, история была скорее куском глины, из которой он лепил свои произведения. Притом не надо думать, что Говард позволял себе вольности от незнания предмета, из содержания его произведений видно, что человек этот обладал действительно обширными знаниями. Сейчас, читая произведения этого автора, возможно, кто-то только усмехнётся, увидев некоторые ошибки в отображении реальных событий или обращение к популярным псевдоисторическим мифам (к примеру, знаменитую байку про ассасинов и наркотики). Но не стоит забывать, что за последние сто лет историческая наука сделал не просто огромный шаг вперёд, она ушла от представлений начала XX века так же далеко, как современное авиастроение от аэропланов столетней давности.

Рыжая Соня. Как можете заметить по пистолету, никакого отношения к хайборийской эре не имеет (в отличии от версии Marvel)
Рыжая Соня. Как можете заметить по пистолету, никакого отношения к хайборийской эре не имеет (в отличии от версии Marvel)

К тому же не стоит забывать, что жил Роберт Говард вдалеке от библиотек крупных городов, таких как знаменитая нью-йоркская, много работал, как до своего становления профессиональным писателем, так и уже непосредственно на литературном поприще, находил время для изнурительных тренировок, и при всём при этом, ему удалось за свою непродолжительную жизнь стать человеком, чей кругозор и глубина знаний способны поразить многих до сих пор. Думаю, не стоит напоминать, что такого источника информации, как Интернет, у молодого человека под рукой, конечно же не было.

И нельзя не рассказать про событие, повлиявшее не только на Говарда, всех жителей Штатов, но и на добрую половину земного шара, а возможно и на всех без исключения. Кризис перепроизводства в Америке, иначе называемый Великой Депрессией. Со временем, экономическое бедствие затронуло все более-менее развитые страны, за исключением, разве что СССР. Начавшись в 1929 году, Депрессия продолжалась, по одной версии, до 1940 года, но есть мнение, что из кризиса США смогли выйти только уже после окончания Второй Мировой, в первую очередь, за счёт разрушенного производства в Европе. Но мы здесь не для лекции по экономике или политэкономии, так что вернёмся к тому, как зарождался Конан.

Во многих биографиях Роберта Ирвина Говарда, говориться, что тот придумал далёкую суровую, неприветливую, северную страну Киммерию, созерцая как на холмы родного Техаса опускается туман, а потом развил эту идею в цикле про Конана. Но что, если я скажу, что Говард никогда и не придумывал никакой вымышленной земли? И дело тут не в реальном племени киммерийцев, возможно, обитавшем в Причерноморье. Нет, у Роберта Говарда не было необходимости выдумывать землю, само существование в которой, уже является проверкой на выносливость, и проходят её далеко не все, а за жизнь проходиться цепляться ногтями и зубами, отдавая последние силы и не думая, что же будет завтра, поскольку, первым делом, надо выжить, хотя бы, сегодня. Северная, жестокая к своим же жителям Киммерия — это и есть родной Техас Говарда.

Я понимаю, что во всеобщем представлении, Техас — это такое место, где перекати-поле, салуны, мужики в смешных шляпах и с револьверами, которые периодический ездят пасти скот, куда-нибудь на гору, а 30-е годы XX века в США — это бесконечный джаз, бутлегеры, бандиты в шикарных костюмах и частные детективы в прокуренных офисах, постоянно ведущие внутренний монолог.

Но если говорить про то, как обстояли дела в реальности, надо помнить, что Техас — это не только нефтяной, но и сельскохозяйственный штат. С приходом Великой Депрессии, тысячи фермеров разоряются, многие превращаются просто в бродяг, кто-то едет пытаться добыть себе кусок хлеба в другие штаты, в крупные города, те же кому удалось как-то сохранить своё хозяйство, готовы нанимать работников на уборку урожая за бесценок. Притом, зачастую, выплачиваемых денег не хватало для нормального питания, это если их вообще выплачивали. В городах происходят стычки обнищавших граждан в полицией. А уровень преступности в стихийных лагерях становится критическим. Надо сказать, что сам Говард, на всякий случай, никогда не расставался со своими двумя револьверами, за что получил прозвище «Two-Gun Bob». Споры о количестве жертв Великой Депрессии ведутся до сих пор, к сожалению, вопрос этот во многом политический, поэтому, естественно, что многие из отстаивающих ту или иную точку, зачастую, ангажированы. Но одно можно сказать с полной уверенностью — это были тяжёлые временя для простого народа.

Но даже в такие времена, люди живут, как говориться, «не хлебом единым». Возможно, Говард, как никто другой понимал, что в эпоху лишений кумиром и моделью поведения, должен выступать, кто-то сильный, с несгибаемой волей. Тут дало о себе знать ещё одно давнее увлечений Роберта — бокс. Надо сказать, что в начале XX века это был самый популярный вид спорта в Штатах. Возможно, бойцы выдерживающий град ударов противника вдохновляли, простых людей, вынужденных сносить нескончаемый удары переменчивой судьбы. Не зря именно Роберту Говарду принадлежат строки:

Поэт, что мелок, поёт о мелочах: О радости, о вере и надежде, о кукольных, никчёмных королях… Могучие поэты, кровью и слезами сотворяют И жаркая агония, подобно пламени, их мучит и терзает. «Размышления» (отрывки)

Не стану утверждать, что всё было именно так, но, видимо, образ Конана был выдуман не просто так, писателем-фантастом, а скорее, он не мог не появиться. Могучий варвар, упорно цепляющийся за жизнь, смело идущий на встречу любым опасностям и трудностям. Можно сказать, что в цикле про Конана-киммерийца слились воедино все увлечения, за всю жизнь Говарда: история, приключенческий романы, боксёрские поединки. Но также, это был и способ отрефлексировать окружающую действительность. В некотором роде, Роберт Говард не вдруг придумал Конана, а шёл к этому всю свою жизнь, а, возможно, и не мог не прийти. В каком-то смысле, сам отважный киммериец явился в Говарду, в одном из своих писем, он говорит: «Описывая его (Конана) приключения, я постоянно испытываю такое чувство, будто он сам мне всё рассказывает»

Так откуда же пришёл могучий потомок атлантов, что «ногой в пыльной сандалии, попрал самоцветный троны земных королей»? Для ответа на этот вопрос, нам придётся переместиться по времени от 1932 года, ещё, где-то на 2.5 тысячи лет назад, примерно, в 7 век до нашей эры.

А географический, мы отправимся в Причерноморье. Здесь, на территории Крыма, Тамани, Западного Кавказа, предположительно, обитал народ, древними греками именуемый киммерийцами или киммерами (казалось бы, при чёт тут тёмные эльфы). На сегодняшний день, доподлинно не удалось установить, существовали ли они на самом деле, несмотря на то что этим вопросом, в своё время, занимались такие величины, как Авдусин и Городцов.

Даже, если киммерийцы когда-нибудь существовали, скорее всего, то как они называли себя сами, мы никогда не узнаем.
Даже, если киммерийцы когда-нибудь существовали, скорее всего, то как они называли себя сами, мы никогда не узнаем.

Пока что, если сильно упростить, то историческая наука повествует нам о киммерийцах следующее. Если этот народ когда-либо существовал, то с большой долей вероятности — это европеоиды, происходящие от ариев и являющийся предками скифов. Есть предположение, что именно киммерийцы были одними из первых, кто освоил чёрную металлургию, так что, когда в фильме про Конана 1982 года, соплеменники главного героя являются носителями некоего «секрета стали», возможно, это не так уж и далеко от истины.

Однако доподлинно известно, что одно из первых упоминаний о киммерийцах, происходит в Гомеровской «Одиссее»:

Там киммериян печальная область, покрытая вечно
Влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет
Оку людей там лица лучезарного Гелиос, землю ль
Он покидает, всходя на звездами обильное небо,
С неба ль, звездами обильного, сходит, к земле обращаясь;
Ночь безотрадная там искони окружает живущих.

Согласитесь, очень похоже на именно на ту Киммерию, что описывал автор цикла про Конана. Конечно же это не совпадение, Говард, хорошо знакомый, благодаря стараниям матери, с мировой классикой, а также интересующийся древней историей, не мог не знать знаменитого Гомеровского эпоса. Более того, для своих рассказов, он взял у древнего грека не только название племени.

Одиссей. К слову, Конан тоже хорошо умел стрелять из составного лука.
Одиссей. К слову, Конан тоже хорошо умел стрелять из составного лука.

Во многом, приключения и характер Конана перекликаются с подобными у хитроумного Одиссея, царя Итаки. Который, так же много странствовал, попадал в различный опасные ситуации и, конечно же, был любовником многих женщин, а под конец приключений обрёл собственное царство. Конечно же, сравнивать могучего серверного варвара с представителем эллинской цивилизации будет не совсем корректно. Но тут, можно вспомнить про другого персонажа с похожей историей — Беовульфа, черты личности которого, так же можно проследить в образе Конана.

По логике вымышленного мира Хайбории, Конана мог бы быть далёким предком Беовульфа.
По логике вымышленного мира Хайбории, Конана мог бы быть далёким предком Беовульфа.

Вообще, образ странствующего эпического героя, возможно, немного плутоватого, возможно героя-любовника или кого-то более сурового, с теми или иными вариациями можно проследить во всей мировой культуре, от, уже упомянутого, Одиссея до шевалье д’Эона, от дона Жуана до Кувабатакэ, Ланцелота, Человека без имени, Безумного Макса, список можно продолжать до бесконечности.

Но всё же, одна делать отличает Конана-киммерийца от многих типичных эпических героев. Собственно, несмотря на то что произведения Говарда про хайборийскую эру, принято называть классикой героического фэнтези, кем Конан точно не является, так это героем. И тут уместнее будет сравнить Конана-варвара с каким-нибудь Печориным, он не рыцарь и не злодей, он просто человек, попавший в некоторую ситуацию, пусть и в фантастическом антураже.

У Конана есть некоторые представления о чести и верности, но они слишком своеобразны. Верность в понимании северного варвара несколько отличается от этого понятия у цивилизованных людей, Конан может быть предан лишь тому, кого сочтёт достойным, и то пор, пока не решится на предательство. Зачастую, другие персонажи этого цикла, когда говорят о Конане, могут сравнивать его с хитрой змеёй или волком, готовым в любой момент обнажить клыки. Даже некоторые из друзей киммерийца не могут до конца доверять ему, к примеру, в повести «Барабаны Томбалку» молодой рыцарь Амальрик, хоть и является являются другом Конана, но всё же предпочитает относится к тому с некоторой осторожностью.

Конан не гнушается такими вещами как воровство, пиратство, работорговля, предательство, для того чтобы заручиться поддержкой влиятельного человека, способен, порой, пойти на довольно гнусные дела.

Образ в экранизациях, мягко говоря, немного идеализирован.
Образ в экранизациях, мягко говоря, немного идеализирован.

Как видно, Роберт Говард не пытался вылепить из Конана очередного борца за абстрактное добро и справедливость. Правда, из всего сказанного выше может сложится представление, что главный герой всего цикла — отъявленный негодяй, но и это не так. Всё же Конан-киммериец обладает своими, пусть и несколько специфическими, представлениями о чести и морали.

Пожалуй, в качестве примера, в этом случае, можно привести такого персонажа, как Тарас Бульба. И дело тут не только в том, что он, как и Конан, был запорожским казаком. Гоголь в повести описывал старика Тараса и всё его окружение, не пытаясь кого-то выставить в лучшем свете. В какие-то моменты казаки кажутся хоть и суровыми, но всё же людьми не лишёнными некого благородства, в другие же их действия способны вызвать только омерзение, а сами они предстают как шайка кровожадных нелюдей. Дело в том, что целью Николая Васильевича было не создать образ героя, а попытаться предать характеры людей, живших в определённую эпоху, со всем что в них есть, хорошим и плохим. К сожалению, во всех существующих экранизациях это повести, создатели старались сгладить углы и показать персонажей более положительными, чем они есть. Впрочем, то же самое можно сказать и о экранизациях цикла про Конана.

В казачьем войске с реки Запороска, Конану удалось дослужиться до гетмана.
В казачьем войске с реки Запороска, Конану удалось дослужиться до гетмана.

Некоторые исследователи творчества Роберта Говарда отмечают психологизм, присущий произведениям о Конане. Несмотря на то, что рассказы писались и выходили не в хронологическом порядке, более того, выстроить единую «правильную» последовательность приключений киммерийца невозможно, всё же перемены в характере Конана видны большинству читателей. Поверьте, Вы никогда не спутаете упрямого, молодого Конана-вора, амбициозного, ищущего наживы предводителя шайки головорезов или наёмников Конана, опытного интригана Конана и, наконец, Конана-правителя Аквилонии. Возможно, Роберт Говард, каким-то образом, пришёл к мысли, что, всё же бытие определяет сознание и герой способен меняться под воздействием окружения.

И раз речь зашла про окружение, то поговорим про него подробнее. Рассказы про Конана начали выходить с 1932 года, Толкин выпустит своего «Хоббита» только через пять лет. А широкую известность серия «Властелин Колец» приобретёт только уже после Второй Мировой. И до того, как Профессор придумал поместить своих героев в выдуманный мир, никто в фэнтези не пользовался этим приёмом. Говард же помещает персонажей цикла про Конана в вымышленное время, так называемую хайборийскую (или гиборейскую) эру. По задумке, некогда, в неизвестный промежуток, на нашей с вами Земле существовал период, о котором, практически, не сохранилось никакой информации, было это в некие мифические времена, после того как Атлантида ушла под воду, а в остальном мире жили люди, являющиеся предками современных народов, с узнаваемыми чертами и особенностями. Например, аргосцы — это предки греков, киммерийцы — германских народов, стигийцы — египтян и так далее.

В очертаниях угадывается Евразия, а по расположению на карте, можно, практически без проблем, догадаться с какие народы послужили прототипами для населения стран.
В очертаниях угадывается Евразия, а по расположению на карте, можно, практически без проблем, догадаться с какие народы послужили прототипами для населения стран.

Это решение развязало руки Говарду, учитывая, что в рамках реальной истории он был бы ограничен, с трудом пытаясь туда впихнуть вымышленных персонажей, магию и чудовищ. А в рамках хайборийской эпохи, он мог спокойно позволить себе смешение разных времён. Но всё же, совсем уж крайних вольностей, Роберт Говард старался себе не позволять, пытаясь показать мир похожий наш, в период, где-то после падения Западной Римской Империи, когда в Европе наступили Тёмные Века, а культурными центрами мира были Византия и Ближний Восток. Но некоторые «вкрапления» Античности или Позднего Средневековья, всё же присутствуют.

И ещё немного об образе самого Конана. Теперь уже поговорим о внешнем виде. У Говарда главный герой описывается, как мускулистый гигант, с длинными прямыми чёрными волосами и голубыми глазами. В связи с родом его деятельности, зачастую Конан предстаёт перед читателем, облачённым в кольчугу или, куда реже, чешуйчатый доспех. В одежде он предпочитает практичность и старается не выделятся, хотя при его внушительных внешних данных, это не так уж легко, в некоторых случаях он носит шаровары.

Однако, в массовой культуре сложился несколько иной образ Конана-варвара. Чаще всего вкус в одежде этого персонажа иначе как странным и не назовёшь. И самая знаменитая деталь в гардеробе варвара, а зачастую и единственная — это, конечно же меховые трусы, довольно странный выбор, учитывая то, как часто путешественнику приходится сталкиваться с различными опасностями.

Откуда же возник образ полуголого качка? Всё дело в обложках журналов, в которых публиковались работы Говарда. Владельцы палп-изданий, понятное дело, пытались охватить как можно большую аудиторию, и для это не стеснялись никаких средств. Зачастую на обложках подобного чтива изображался могучий мужчина, сражающий невиданного монстра здоровенным мечом, и конечно же главный герой должен быть компании полуобнажённой, а иногда и полностью обнажённой, красивой девушки. Со временем, именно этот образ стал ассоциироваться с Конаном, а комиксы, которые стали выпускать уже после смерти Говарда, только закрепили подобное видение персонажа. Пожалуй, самым близким к каноничному, является изображение Конана художником Марком Шульцем, большим поклонником творчества Роберта Говарда.

Самый каноничный образ Конана.
Самый каноничный образ Конана.

За период с 1932 по 1936 было опубликовано 14 рассказов, 3 повести и 1 роман про Конана. Но при этом, Роберт Говард не переставал работать над другими сериями и отдельными произведениями. Среди которых детективы, вестерны, рассказы о пиратах, боксёрах, и отдельно стоит отметить хоррор-серию из цикла мифов Ктулху, конечно же подобное было бы невозможно без близкого знакомства с Лавкрафтом, с которым Говард продолжает поддерживать активную переписку.

Со временем, благодаря упорной работе Роберта, публикации которого начинаю приносить стабильный доход, семейство Говардов выбирается из бедственного финансового положения. Но из-за большого объёма работы, Роберту приходится отказываться от своего давнего увлечения поэзией, стихов он начинает писать всё меньше, хотя в жизни молодого писателя появляются новые переживания.

Новалин Прайс
Новалин Прайс

Новалин Прайс — единственная известная женщина, с которой у Роберта Говарда были отношения. Так же писательница из Кросс-Плейнс. Их роман продлился около двух лет, с 1933 по 1935, затем ей пришлось переехать в другой город. Через некоторое время, она выпустит автобиографическую книгу «Тот, кто гуляет в одиночестве» об их с Робертом отношениях, в 1996 году роман будет экранизирован.

Помимо разрыва отношений с Новалин, через некоторое время, Говарда ожидает другое потрясение. К началу 1936 года у матери Роберта, Эстер, обострился туберкулёз. Он пытается помочь ей всеми силами, ищет врачей, возит в санатории, в надежде на поправку, сам практически забрасывает работу, отдавая всё время уходу за матерью.

Конечно же, это событие не могло не сказаться на нервах Говарда, мать для которого была главным человеком в жизни. Роберт пьёт много кофе, мало спит, а его физическое и психическое здоровье ухудшается с каждым днём.

В июне приходит страшное известие, Эстер впала в кому, через некоторое время становиться понятно, что надежды больше нет.

Ранним утром 11 июня 1936 года, Роберт Говард, сидя в своём кабинете за печатной машинкой набирает короткое четверостишье:

Все разошлись — всё кончено. Иду я к смертному костру. Закончен пир и лампы не осветят больше темноту.

Затем, больше не проронив не слова, он вышел во двор, где был припаркован его автомобиль. Сев, в него, Говард достал пистолет и выстрелили себе в голову. Так, в возрасте 30 лет, ушёл из жизни «отец» Конана-варвара. Эстер скончалась на следующий день, не приходя в сознание.

Известие о самоубийстве Роберта Говарда сильно потрясло его друга, Говарда Лавкрафта, который и так был истощён недугом и бедственным финансовым положением, через несколько месяцев, болезнь оборвала и его жизнь.

Можно было бы сказать дежурную фразу, что наследие пережило своего творца. Но к чему это? Возможно, далеко не все знакомы непосредственно с творчеством Роберта Говарда, но сложно найти того, кто ни разу не слышал про Конана-варвара, пусть и смутно представляя себе суть произведений про отважного киммерийца.

На мой взгляд, гораздо интереснее проследить параллели между судьбой книжного Конана и судьбой самой серии произведений про этого героя.

Сам Говард всегда настаивал на том, что цикла про киммерийца нет правильного хронологического порядка, вместо этого похождения Конана должны восприниматься как истории, рассказываемые друг-другу войнами, ночью у походного костра. Что-то в этих рассказах приукрашено, что-то забыто, а что-то откровенно выдумано, а полной биографии отважного странника с севера не знает никто, лишь временами он приходит из неизвестности.

Почти сто лет литературоведы никак не могут определиться с тем, как относиться к произведениям о Конане, которые, что ни говори, принадлежат к жанру низкому. Но при этом, многие не могут не отметить красоту и лаконичность говардовского слога, а также некий психологизм в его работах.

Но ведь, надо сказать и сам Конан не вписывается ни в какие рамки, для дикарей он чужак, для цивилизованных людей он варвар, для разбойников — слишком благороден, а для праведников — слишком хитёр.

Стоит сказать, что после смерти Роберта Говарда, черновики его незаконченных рассказов про Конана взялся доработать де Камп, таким образом, свет увидел ещё около десятка ранее не известных произведений про похождения отважного киммерийца.

А затем хлынул нескончаемы поток различных подражателей, с произведениями различной степени паршивости, отметиться даже успел «горячо любимый» у нас Ник Перумов.

Комиксы, фильмы, мультсериалы и, конечно же, игры. Но обо всё этом поговорим, как-нибудь, в другой раз.


Теги

Лучшие комментарии

Подражатели — не подражатели, а вот иногда есть довольно годные произведения по Конану от сторонних авторов. Почитайте «Город негодяев» и «Дикая орда» от Джона Маддокса Робертса, отличные романы с динамикой и интересными моментами.

Если честно, пока из не говардовсковкого, читал только же Кампа, и это было ужасно, особенно момент когда появляется древнее пророчество, избранность Конана и т.д.

Читай также