Меню
StopGame  Блоги Блог Smurfik Мифология: Release the Kraken!

Самое актуальное

  • Видеообзор игры Frozen Synapse 2
  • Видеоигровое «Что? Где? Когда?». Состязание 6-е
  • «Инфакт» от 24.09.2018 — Трейлер Death Stranding, смерть Telltale Games, геймплей Sekiro: Shadows Die Twice и Devil May Cry 5
  • Обзор игры Destiny 2: Forsaken
  • Поиграли в Red Dead Redemption 2: про ремастер и ПК-версию Rockstar Games молчит
  • Вся суть Shadow of the Tomb Raider [Уэс и Флинн]
  • Bungie Bounty
  • Обзор игры Yo-kai Watch Blasters
  • Пользовательский обзор недели
  • Destiny 2: Отвергнутые. Охота началась!
  • Видеообзор игры Immortal: Unchained
  • Видеообзор игры Shadow of the Tomb Raider
  • Видеопревью игры Assassin's Creed: Odyssey
  • Обзор игры Dragon Quest XI: Echoes of an Elusive Age
  • История Unreal. Unreal умер, да здравствует Fortnite!
  • Обзор игры Gift of Parthax
  • Обзор игры Another Sight
  • Call of Duty: Black ops IIII — Blackout. Бета-тест «убийцы PUBG»
  • Корсары: Город потных кораблей (экспресс-запись)
  • Frozen Synapse 2. Отмороженный тактон
  • Обзор игры SNK Heroines: Tag Team Frenzy
  • Пользовательский обзор недели
  • Обзор игры Witch Hunt
  • Видеопревью игры Breathedge
  • Вся суть Marvel’s Spider-Man [Уэс и Флинн]
  • Shadow of the Tomb Raider. Игры теней
  • Marvel's Spider-Man. Он хотел бы летать над Манхэттеном!
  • Обзор игры Pro Evolution Soccer 2019
  • Рефанд?! — The Messenger, Graveyard Keeper, 7 Billion Humans, Fate Hunters, EXAPUNKS, Draw It! 2…
  • Разбор полетов. Spider-Man: The Movie

Мифология: Release the Kraken!

+28
«Один викинг отправился в путь к бритонским островам на своем судне, собрал команду и взял в дорогу вельву, дабы путь пророчила. Двинулись они в путь, и стоило им выйти из фьорда на всех парусах, как застлала белая пелена глаза вельвы, и стала изрекать она: «В миг, когда придем к землям дальних родичей, вздыбится пучина океанская и поднимется кровавый остров невиданный ранее, и сойдет воинская рать на остров, и потянет сей остров нас ко дну, ибо сее есть слово Ньерда!». Перепугались, естественно, воины неблагоприятного пророчества, но путь отменять нельзя было. Плыли они несколько дней и ночей и, вот стоило подняться солнцу, спустя сии дни, как стал заметен берег на горизонте. Викинги вначале было обрадовались, все острова известны и есть на картах, но тут море вспенилось, вздыбилось и из воды поднялось нечто. Вначале мореплаватели сочли, что это остров, но так как они знали об опасности, на него не ступали. А остров продолжал подниматься и вскоре, это было уже морское чудовище, огромное, красное, с длинными прутьями, отходящими от огромного тела. Выйдя из вод морских, существо обвило судно своими щупальцами, и стало тянуть на дно. Испугавшись за свои жизни, воины достали мечи и порубали щупальца существа, а затем и его тело на части. Удалось им спасти от смерти в пучине океанской...»

скрытый текст





Легенда о Кракене началась с редких нападений ужасного гигантского существа на корабли викингов. Уцелевшие воины с ужасом вспоминали о своей встрече с огромным монстром, захватывающим корабли длинными щупальцами.

В норвежской книге 1250 года «Зеркало конунга», написанной для обучения будущего норвежского короля Магнуса VI (Magnus Lagabøter) в саге об Одде-Стреле можно встретить описание чудовища, и именуется оно как hafgufa или lyngbakr.

Хафгуфа — это не вид животных, но некое существо, которое есть скорее всего только в одном экземпляре. По крайней мере так считал неизвестный автор «Королевского зерцала» ( «Konungs skuggsjá», лат.«Speculum regale»).



Описание

Есть существо, о котором обычно не говорят из-за его размера, который кажется людям невероятным. Очень немногие могут четко о ней что-либо сказать, потому что гигантская рыба редко появляется вблизи берегов или там, где можно увидеть рыбаков; и я полагаю, не так уж много есть подобных рыб в море. Чаще всего в нашем языке мы называем ее хафгуфа. Также я не могу однозначно сказать о ее длине в локтях, ибо когда она показывается перед людьми, то больше похожа на землю [остров], чем на рыбу, и ни от кого я не слышал, что хафгуфа была поймана или найдена мертвой; и мне кажется, что не должно быть таких более двух в океанах, и я считаю, что каждый из них не может воспроизводить себя, ибо я верю, что они всегда одни и те же…
Говорят, такова натура этой рыбы, что когда ей наступает время утолить свой страстный голод, то она растягивает свое горло для великой отрыжки и после этого извергает много пищи, так что все виды рыб, которые находятся рядом [«на расстоянии вытянутой руки»], плывут в то место, затем собираются вместе, большие и малые, полагая, что там они должны получить еду и хорошую еду; но эта огромная рыба оставляет свой рот открытым все это время, держа пасть шире огромной трубы или даже целого фьерда… Но как только ее рот и желудок заполняются, хафгуфа захлопывает пасть и ловит всех тех рыб, что прибыли на поиски пищи.





Можно смело считать, что Хафгуфа — не только огромная рыба, но и мифологическая проматерть существа, известного как Krake, Anker-trold, Architeuthis, Krabbe. Но сейчас у чудовища другое, более лаконичное и известное всем имя — Kraken.

Совпадений много — Кракен и Хафгуфа оба привлекали полчища рыб. Кракен по преданиям вносит путаницу в умы моряков и картографов, и его зачастую принимают за остров и не могут отыскать во второй раз.



Одни из первых рукописей о Кракене принадлежат архиепископу и историку из Упсалы (Швеция) Олаусу Магнусу. Книга по истории северных народов увидела свет в 1555 году и привлекла внимание упоминаниями «таинственной рыбы», нападающей на корабли:

Описание

Его вид ужасен. Голова квадратная, вся в колючках, острые и длинные рога торчат из нее во все стороны, оттого похож зверь на вырванное с корнем дерево. Длина головы — двенадцать локтей, она черная, и огромные сидят на ней глаза… Ширина глаза — один локоть. Глаза красные и огненные, а потому темной ночью кажется, будто под водой пламя горит. С головы бородой висят вниз волосы, толстые и длинные, как гусиные перья. А туловище у кракена небольшое — пятнадцать локтей Одно такое чудовище легко может потопить много больших кораблей со множеством сильных матросов».





В мифах различных народов так или иначе встречается информация о подобных существах. На Багамских островах его окрестили «Луска».



Гигантский монстр обитает в голубых дырах — карстовых подводных вертикальных пещерах, названых так из-за сильного контраста цвета воды между сапфировым на месте пещеры и светло-голубым — окружающего её мелководья. Обычно Луска описывается как некий гигантский головоногий моллюск или как наполовину осьминог, а наполовину акула.

Народ Айнов с Японского острова Хоккайдо называл монстра — Аккорокамуй. Выглядит он как гигантский осьминог или кальмар.
Известен с XIX века и, по преданиям, попадался на глаза людям не только на острове Хоккайдо, но и у берегов Кореи, Китая и даже у острова Тайвань. По преданиям трое рыбаков, ловивших меч-рыбу, едва спаслись, когда на их лодку напало огромное морское чудовище с большими вытаращенными глазами.



Оно выпускало в воду тёмную жидкость с очень сильным и неприятным запахом. В сказаниях об Аккорокамуй говорится, что он ярко-красного цвета и напоминает отражение закатного солнца в воде. Длина его доходит до 120 метров. Благодаря своим окраске и размеру виден он издалека.



Полинезийцы называли его — Каналоа. Он является богом кальмаров и сыном первоначального бога Ио. Его порой называли Каа-хe'e-хaунa-Вeлa (зловонный кальмар). В поздних легендах Океании Каналоа начинают считать богом зла, смерти и подземного царства. Всё это произошло под влиянием ранних европейских миссионеров, которые, пытаясь найти в мифологии гавайцев точки опоры для своей проповеди, «назначили» богов Кане, Ку и Лоно аналогом христианской Троицы, а для Каналоа выбрали роль Сатаны.




Откуда же взялся Кракен
Если обратиться к скандинавским языковым истокам, то можно выяснить, что слово «krake» изначально имело значение «искривленный, изогнутый», а также употреблялось для обозначения больных животных. «Kraken» — определённая форма того же слова. На Шетлендских островах слово krekin является табуированным наименованием для китов, а в немецком слово krake значит «осьминог». Того же корня английские слова «crook» (крюк) и «crank» (поворот, изгиб). Можно связать Kraken с праславянским словом (нога). К нему восходит болгарское крак (нога), македонское крак (ответвление, отросток, ветка и нога), словенское krak (длинная нога), kraka (нога свиньи, окорок), сербское крак (продолговатая часть предмета, ответвление, нога (длинная)), польское krok (шаг), русское диалектное корок (бедро). От этого же корня образованы русские слова окорок (мясо с ноги животного) и каракатица (написание этого слова через «а» — следствие акания). Правда, в германских языках слов, родственных праславянскому kork, не найдено.




Сводку морского фольклора о кракене составил и датский натуралист Эрик Понтоппидан, епископ Бергена (1698—1774). Он тоже оценил неизвестное животное размером “с плавучий остров”и дал ему имя Soe-trold и Anker Trold (морской тролль и якорь-тролль). По описниям Понтоппидана, кракен в состоянии схватить щупальцами и утянуть на дно даже крупный боевой корабль. Еще более опасен для судов водоворот, который возникает при быстром погружении кракена на морское дно.



Епископ Бергена писал, что кракен способен выделять сильно пахнущие вещества на морской поверхности. Их запах привлекает множество морских рыб, которых кракен ловит щупальцами, чтобы превратить их в приманку для других рыбёх. Этим успешно пользовались норвежские рыбаки, которые даже придумали поговорку «ловить рыбу на кракене».

Описание епископа

«Когда чудовище всплывает на поверхность, над морем поднимаются его блестящие рога. Вытягиваются в длину, набухают, наливаясь кровью. Они возвышаются над водой, как мачты корабля средних размеров. Это, по-видимому, руки животного, и говорят, если ухватится он ими даже за самое большое судно, то может утащить его на дно. Наши рыбаки единодушно утверждают, что иногда, отплыв на несколько миль от берега и достигнув известного места с глубиной в 80 или 100 саженей, они находят там глубину лишь в 20–30 саженей, а то и меньше. Здесь тучами разная рыба вьется, много трески и морских щук, поэтому они и заключают, что на дне лежит кракен Иногда два–три десятка лодок ловят рыбу, и только одна у рыбаков забота — за глубиной следить: остается она прежней или уменьшается. Если море мелеет, значит, кракен поднимается к поверхности: нельзя здесь больше оставаться. Рыбаки бросают ловлю, берутся за весла и уплывают побыстрее».



Эрик Понтоппидан исходил из своих записей, которые вел в течение нескольких лет, опрашивая жителей прибрежных районов. Он прибегал и к помощи пасторов подчиненных ему епархий. Так, при посредничестве пастора города Бодо, он получил доступ к сведениям столетней давности, касающимся обнаруженного некогда трупа кракена. Это был достаточно редкий случай наблюдения тела легендарного животного, наблюдать которое в открытом море было невозможно ввиду его грандиозных размеров.

О случае нахождения Кракена

В 1680 году небольшой кракен (скорее всего, молодой и беспечный) отважился заплыть в воды залива Ульванген, изобилующие подводными камнями и прибрежными скалами. Обычно эти животные стараются держаться далеко от берега в открытом море, но известны случаи, когда кракены, подплывая к берегу, обхватывают щупальцами деревья и вырывают их с корнем. Запутавшись со своей ношей в расщелине или трещине скалы, они не в состоянии вырваться из своего плена и умирают. Их остов, заполняя собою большую часть узкого фиорда и распространяя вокруг соответствующий запах, делает проход через него малодоступным. Вероятно, подобным образом был обнаружен рыбаками и молодой погибший кракен»

.


Понтоппидан и его информаторы не делают из Кракена ужасного страшилища, несмотря на то, что это могучее животное способно затопить корабль самой большой грузоподъемности:


«Кракены никогда не имели репутации опасных существ, хотя некоторые из них, быть может, и лишили кого-нибудь жизни (кто, однако, уже не сможет этого засвидетельствовать). Я слышал только об одном случае проявления агрессивности, который произошел несколько лет назад недалеко от Фридрихштадта. Рассказывают, что двое рыбаков, случайно и к великому своему удивлению, попали в зону воды, наполненную густым илом, напоминавшим болото. Они тотчас попытались выбраться из этого места, но им не удалось развернуться достаточно быстро, чтобы избежать удара одного из щупалец кракена, которое раздробило нос их лодки. С большим трудом они спаслись на обломках, хотя стояла тихая погода…»



Кракеном был заинтересован и биолог Пьер Дени де Монфор (1766–1820).
Он провел систематический опрос среди американских китобоев, базировавшихся в Дюнкерке. Опрос этот увенчался успехом: два капитана нового флота в Дюнкерке рассказали ему о куске громадного щупальца, длиной 10,65 метра, найденном в пасти кашалота. Присоски на нем были величиной с шляпу и расположены в два ряда, как у осьминога, а общая длина неусеченного щупальца должна была составлять 18 метров. Дени-Монфор в своем отчете писал об этом животном как об осьминоге и был при этом не очень искренен, так как американский капитан считал, что щупальце принадлежало кальмару.



Второй капитан рассказал Дени-Монфору еще более удивительную историю — о том, как после убийства кита на поверхности воды осталось плавать длинное мясистое тело с одной стороны красноватого, а с другой — стального цвета, которое сначала приняли за морскую змею и которое напугало матросов.

Но один матрос, посмелее, обратил внимание на то, что у змеи нет головы и она не двигается. Капитан приказал втащить ее на палубу, и тогда все увидели, что это щупальце громадного осьминога с рядом присосок, которые на толстом конце были величиной с тарелку, а противоположный конец был очень тонким и острым. От щупальца отрубили несколько кусков, но, так как мясо оказалось жестким, почти все выбросили обратно в море, предварительно тщательно измерив. У основания диаметр щупальца составлял 75 сантиметров, окружность его — 2,25 метра, а общая длина — 13,7 метра.



Подбодренный свидетельствами американских китобоев из Дюнкерка, он пишет в своей “Естественной истории моллюсков”, изданной в 1802 года о головоногих как о “самых громадных животных на земном шаре”. Но среди них он выделяет только два вида феноменальной величины: осьминога колоссального и осьминога кракена.



Книга имела колоссальный успех, но его омрачал один факт:

У берегов Вест-Индии англичане взяли в плен шесть французских кораблей, которые и отправили в ближайшую гавань под конвоем из четырех своих крейсеров. Но до гавани не добрались ни пленники, ни конвой. Дени де Монфор выдвинул версию о том, что все десять кораблей были потоплены гигантскими кальмарами. Британское адмиралтейство негодовало столь сильно, что даже открыло широкой общественности некоторые тайные обстоятельства гибели судов. Дело закончилось большим скандалом, де Монфору пришлось навсегда оставить научную карьеру.



30 ноября 1861 года моряки с французского корвета «Алектон», плывшего возле Канарских островов, увидели на поверхности воды гигантского спрута. Его красное тело было длиной около шести метров, а глаза размером с пушечное ядро. Напуганные мифами о кракене, моряки обстреляли животное из пушек, а потом попытались поднять его тело на борт. Это им не удалось (весил кальмар, по оценкам, около двух тонн), но они сумели заполучить фрагмент его тела весом около двадцати килограммов, а судовой художник сделал рисунок животного. Эти свидетельства произвели в Европе сенсацию. Французская академия наук признала существование гигантского кальмара.

В 1873 году кракен снова попался. Это произошло у берегов Ньюфаундленда. Рыбаки собрались вытянуть из моря сеть и вдруг обнаружили, что туда попало что-то очень тяжелое. Пленник яростно рвался из стороны в сторону, но людям все-таки удалось вытянуть его на поверхность. Тогда они и увидели гигантского кальмара. Один из рыбаков, не испугавшись, подобрался к кальмару сзади и убил его, вонзив в голову длинный нож. Животное доставили в Музей естественной истории в Лондон. Длина кальмара составила десять метров.



Роковыми оказались для гигантских кальмаров 1870-е годы. Более сотни раз их находили мертвыми на поверхности океана в разных районах Северной Атлантики. Зоолог И. Акимушкин предполагает, что тогда случилась какая-то эпидемия, от которой они умирали. В результате в то время рыбаки иногда использовали куски тела гигантских кальмаров для наживки снастей при ловле трески. Немало кальмаров попало и в руки ученых, что позволило составить их научное описание.



Итак, гигантский кальмар полноправно поселился на страницах учебников зоологии. Что же говорят о нем ученые? Они выделяют его в особый род — Architeutis («архикальмар»). По поводу числа видов в этом роде единого мнения нет. Сначала чуть ли не каждый пойманный экземпляр описывали как отдельный вид. В результате насчитали более десяти видов гигантского кальмара.



Зоолог Кир Несис писал, что с уверенностью можно говорить о трех видах (или подвидах): североатлантический, северотихоокеанский и южный. Существует также и карликовый гигантский кальмар, длиной всего в восемнадцать сантиметров, но по всем признакам относящийся к роду гигантов.

Видео пойманного осьминога колоссального


Самый гигантский кальмар был пойман в 2007 году рыбаки, промышлявшие в акватории Антарктики, подняли на борт девятиметрового кальмара, вес которого составлял 495 кг.



Внизу, под громом верхней глубины,
Там, далеко, под пропастями моря,
Издревле, чуждым снов, безбурным сном
Спит Кракен: Еле зримые сиянья
Скользят вкруг теневых его боков;
Над ним растут огромнейшие губки
Тысячелетней грозной вышины;
И далеко кругом, в мерцаньи тусклом,
Из гротов изумительных, из тьмы
Разбросанных повсюду тайных келий
Чудовища-полипы, без числа,
Гигантскими руками навевают
Зелёный цвет дремотствующих вод.
Там он века покоился, и будет
Он там лежать, питаяся во сне
Громадными червями океана,
Пока огонь последний бездны моря
Не раскалит дыханьем, и тогда,
Чтоб человек и ангелы однажды
Увидели его, он с громким воплем
Всплывёт, и на поверхности умрёт.



Такое произведение было сочинено английским поэтом Альфредом Теннисоном в 1830 году после вдохновения научным трудом Пьера-Дени де Монфора.

В русском переводе отсутствуют важные для понимания стиха описания подводного мира и библейские реминисценции. У Теннисона кракен «шевелит во сне огромными руками», и, ворочаясь, «давит гигантских морских змеев» (в староанглийском слово «worm» могло означать и «червь», и «змей, дракон»; в контексте стиха больше подходит второе значение).

Он обитает среди «множества чудесных гротов и тайных пещер», «бесчисленных громадных полипов». В последних же строках монстр не просто «всплывает обожженный», а «предстанет пред взорами людей и ангелов».



Образ кракена в стихе Теннисона перекликается с библейским морским чудищем Левиафаном, которое Бог уничтожит во время Страшного суда. Лавкрафт продолжает эту традицию, однако в отличие от кракена Теннисона его Ктулху поднимается из бездны, чтобы захватить власть над миром и уничтожить европейскую цивилизацию. Трудно определить, мифами какого народа руководствовался писатель, скорее всего он собрал все известные сказания для прообраза Ктулху.



Виктор Гюго в произведении “Труженники моря” описывал кракена так:

Описание
Уродство отстаивает себя перед необходимостью своего уничтожения… Комок слизи, обладающий волей, — что может быть страшнее!.. На вас нападает воздушный насос. Вы имеете дело с пустотой, вооруженной щупальцами. Ни вонзающихся когтей, ни вонзающихся клыков, одно лишь невыразимое ощущение надсекаемой кожи. Укус страшен, но не так страшен, как высасывание. Коготь — пустяк по сравнению с присоском. Коготь зверя вонзается в ваше тело; присосок гада вас втягивает в себя… кожа лопается под мерзкими присосками; кровь брызжет и смешивается с отвратительной лимфой моллюска. Множеством гнусных ртов приникает к вам эта тварь; гидра срастается с человеком; человек сливается с гидрой. Вы — одно целое с нею. Вы — пленник этого воплощенного кошмара. Тигр может сожрать вас; осьминог — страшно подумать! — высасывает вас. Он тянет вас к себе, вбирает, и вы… беспомощный, чувствуете, как медленно переливаетесь в страшный мешок, каким является это чудовище. Ужасно быть съеденным заживо, но есть нечто еще более неописуемое — быть заживо выпитым...



Герои романа Жюля Верна «Двадцать тысяч лье под водой» тоже встречаются с гигантскими головоногими. В водах Карибского моря «Наутилус» сталкивается с группой восьмиметровых кальмаров, тело одного из них запутывается в винте лодки; чтобы очистить винт, команда выходит наружу в водолазных костюмах и сражается с кальмарами при помощи топоров и гарпунов.







Кракен появляется в знаменитом романе Мелвилла «Моби Дик», написанном в 1851 году. Герои, увидев в океане огромного кальмара, поначалу принимают его за белого кашалота — цель своих поисков.

В 1897 году встречу с гигантскими кальмарами описал Герберт Уэллс в
рассказе «Морские пираты».

Представление о грядущем, когда ужасные чудища восстанут из глубин, а Бог не захочет спасать человечество, характерно для литературы и искусства рубежа 19 – 20 веков. Позже появляются романы Дж.Уиндема «Кракен пробуждается», Френсиса Карсака «Робинзоны космоса», неоконченная повесть Аркадия Стругацкого «Дни кракена» и другие произведения, вплоть до коллективного «Кетополиса» и «Кракена» Чайны Мьевиля, в которых инфернальная монструозность кракена раскрывается с самых разных сторон.

Кракену посвящен роман американского фантаста Мюррея Лейнстера «Из глубины». В 1991 году Питер Бенчли, автор знаменитой книги «Челюсти», написал роман «Чудовище» («The Beast») о гигантском кальмаре.

Синематограф тоже не обошелся без Кракена, стоит вспомнить “Ктулху”, “Пиратов Карибского моря”. И конечно же “Битву титанов”, откуда и пошла знаменитая фраза — “Выпускайте Кракена”!



Выпускайте!




Безусловно столь мистический персонаж был просто обязан появиться в играх.
Мы можем встретить его в Ultima online и D&D World Of Warcraft, Guild Wars, Hex, Age of Mythology, Evolve.





Побить древнего обитателя морей весьма просто, ведь в большинстве игр он (или его сородичи) занимает должность главного босса (Archeage, Darkest Dungeon, Runescape, Dungeon Defenders, Don’t Starve, Clash of the Titans, Sea of Thieves, God of War, Fable The Lost Chapters,Ragnarok, Legendary)













Примечательно, что данный персонаж до сих пор обладает способностями, присвоенными ему мифами, и деятелями литературы, и еще не научился в полной мере летать и кастовать фаерболлы. Хотя, некий прообраз названный Левиафаном или Жнецом, мог попасться нам и в серии Mass Effect.



Я скорее всего упомянул не все игры, что неудивительно. Образ Кракена стал довольно мейнстримным и узнаваемым. А история подарила достаточно источников вдохновения и описаний «чудища из глубин». Отважные пираты могут отведать и одноименный ром.



Напоследок, оставлю позитиватор, и поменьше выпускайте внутреннего Кракена!

Комментарии (14 шт.)
Предлагаю к ознаКомлению!
О, да!

В Пилларсах хорош был, правда - немощен
Вторая Пилларка? Вот ее я пропустил как раз, все на потом откладываю.
Да, этот из второй.
Его на тебя выпускают
внезапно
если разгневать богов.)
Наврал.
Это из первой.
Вот из второй
Пофиолетовел с годами прям!
Это ты еще не видел самого фиолетового из всех.

Пс. спасибо за блог.

Кракен-гладиатор
Сразу вспомнился один босс из пв… Выглядел устрашающе, но в итоге оказался на два тычка. Своих скриншотов уже не найду, а в интернете он только в таком новогоднем виде))
Показать картинку
В пермудском теугольнике их там туча не плывите туда я серьезно не ПЛЫВИТЕ!!!
Это какой-то треугольник в Перми?
да наверно :) но ВСЕ РОВНО НЕ ПЛЫВИТЕ!!!
Кракен шикарный монстр, и тентакли у него что надо. Если вы понимаете о чем я)
Превосходная статья!
Я так понимаю кракен из «Darkest Dungeon» это модовый?
И разве фраза выпускайте кракена не из «сундука мертвеца»?
Для комментирования необходима регистрация.
Прямой эфир «Блоги»
PUBG.EXE is insane
Блог blazy666
Ретрореквест
Блог Глеба Мещерякова
5 переходов: просто и шикарно
Персональный блог Аниматора port154
Еще 13 историй StopGame
Персональный блог Maestr0
[ Обзор Phoenix Wright: Ace Attorney] Objection!
Персональный блог Блог slymmen
Наверх ↑