Меню
StopGame  Блоги Блог Osyris Эволюция гуманистических ценностей на примере серии видео-игр Метро. Разбор от офицера-психолога. Часть 1. Metro 2033 Redux

Самое актуальное

  • Что там с Lineage 2 в 2020?
  • Скрытый контент и все секреты BioShock Infinite за кадром
  • Живые эмоции от Half-Life: Alyx
  • CONTROL. Контроль фундамента
  • Roller Champions: Превью по альфа-версии
  • Блоги. Космический самородок | Обзор игры Alien: Isolation
  • Блоги. Трудности перевода имен боссов в Dark Souls III
  • История смерти серии Driver
  • StopGame #4. Я девушка, меня заставили, но мне понравилось
  • CALL OF DUTY: WARZONE. Гулаг — наш дом родной
  • Iron Danger: Видеообзор
  • «Инфакт» от 27.03.2020 — Half-Life: Alyx без VR, новые игры Remedy, музыка в Elden Ring, King’s Bounty II и история серии…
  • Persona 5 Royal: Обзор
  • Кто такой Немезис?
  • Тестируем мультиплеер Doom Eternal
  • DOOM ETERNAL. Eternal KEK
  • HALF-LIFE: ALYX. Ждуны, на старт!
  • Doom 64: Обзор
  • «Одни из нас». История создания | The Last of Us
  • Гайд по VR: что нужно знать, что выбрать, во что играть
  • История Monolith. F.E.A.R. [Страшно, вырубай!]
  • Weakless: Обзор
  • Iron Danger: Обзор
  • Моды Fallout 4 — лучше, чем у Skyrim [Модификации Fallout 4]
  • Блоги. ДЬЯВОЛЬСКАЯ НОСТАЛЬГИЯ | Обзор игры Diablo
  • Блоги. Игры — это искусство? Рассуждения искусствоведа
  • Шлемы VR, актуальные прямо сейчас
  • ARMA 3: Зрители против стримеров
  • DOOM ETERNAL. 9 кругов удовольствия
  • STIFLED. Тише едешь — меньше дохнешь

Эволюция гуманистических ценностей на примере серии видео-игр Метро. Разбор от офицера-психолога. Часть 1. Metro 2033 Redux

+40
Я не планировал делать этот разбор, но так уж вышло, моя жена сделала мне подарок. Это был бандл двух дополнений к оригинальной игре Метро: Исход. Мне пришло в голову снова окунуться в пост апокалипсис придуманный Глуховским.




Обзор деталей игры напрямую связанных с реальными боевыми конфликтами и сравнение. Нет, я не буду брать в расчет механику стрельбы и оружия. Признаемся честно: это, наверное, самая слабая часть игры для меня как военного. Да и половина стволов придуманные. Разбирать тут особо нечего.

И, конечно, я предполагаю, что прошло уже достаточно времени и многие знают завязку сюжета и уже посмотрели другие обзоры.

С первыми двумя играми серии я познакомился еще до того как поучаствовал в боевых действиях. И меня всегда раздражало то, что для получения хорошей концовки необходимо как можно меньше убивать людей.

«Как же так?!» — восклицал я, — «Вот тут явные моральные уроды, убийцы, даже неонацисты есть, почему я должен их щадить?!».

Мое негодование подпитывала жажда экшена и, естественно, первые прохождения заканчивались плохими развязками. Позже приходилось придерживаться «глупой», как мне тогда казалось, условности. А вот третью часть я проходил уже, будучи человеком пережившим некоторое дерьмо. И, вуаля, сходу happy end.

Естественно я полез на ютуб уточнить, какие варианты окончания есть еще. Как оказалось, мне удалось сходу выбить самый позитивный. Это и натолкнуло меня на размышление, которое я уже озвучивал. Ничто не делает человека настолько пацифистом, как пройденная война. Вроде бы простая мысль, но к ней ведет много взаимосвязанных тропок, не очевидных и не озвучиваемых ветеранами боевых действий. Та самая культура умалчивания нашего сообщества, упомянутая мной в материале про романтизацию войн.

Обозначу, что не читал книг Глуховского, кроме самой первой. Еще в то время, когда она только-только вышла. Практически не помню о чем она была. Поэтому буду опираться именно на повествование игр. А вот давнее интервью с Глуховским по поводу современных боевых действий посмотрел не без удовольствия. Очень правильная и правдивая точка зрения.



Интервью.




Часть Первая. Эволюция гуманистических ценностей. Метро 2033.

Стартовые позиции. Военный versus Артем

Начнем с мотивации участия в боевых действиях.

Артем начинает свой путь в закоулках и туннелях метро, будучи зеленым пацаном. Оружие в его руках – это железяка, к которой нужно привыкнуть. Двигает его надуманная им самим глобальная цель – спасти остатки человечества. Враг очевиден, и его даже не нужно расчеловечивать в своих глазах. Ведь пресловутые черные – мутанты с неизвестными, но явно коварными целями.

Сразу же делаем ремарку. Больше всего человек во все времена боялся именно неизвестности. На этом построены многие сценарные ходы тех же фильмов про ужасы. Корни у такого понятия как «ксенофобия» также растут из непонятной опасности исходящей от чужаков. По умолчанию наше сознание при столкновении с неизвестным субъектом, воспринимает его как несомненную угрозу: себе, своим близким, мироустройству. Конечно, бывают исключения из правил. Так непонятные угрозы стихийного характера в древности люди нарекали божественными действиями, так как не могли на них повлиять и объяснить. Постоянно бояться той же молнии не позволяло сознание, так как наша психика не рассчитана на получение систематического стресса без последствий. А такое объяснение как высшая сила, вполне себе вписывалось в картину мира. Да, когда-то религия и вера спасала людей от когнитивных и психических расстройств.

Теперь перейдем к вашему покорному слуге. Мною так же двигала глобальная цель – защита родных и близких, а также того стабильного миропорядка, в котором я жил. Это вытеснило на задний план опасения по поводу смерти и возможных ранений. Обесчеловечивать противника мне не было нужды. К тому времени уже погибло два моих знакомых, участвовавших в боевых действиях. Это придало личную неприязнь и ненависть к противоположной стороне баррикад. Оружием я владел, как мне тогда казалось, сносно. Ну, а офицерский чин запаса мотивировал мыслью: «Ты не мясо, а командир!». Дело за малым – собрать рюкзак и отправиться к пункту сбора.

И после начала путешествия первое, с чем столкнулся что протагонист, что и я – выход из зоны комфорта. Привычная среда обитания, кокон, защищающий нас, — резко лопается. Это первый шок, настигающий любого военного или добровольца идущего по такому пути. Теоретические знания и попытки предугадывать, или анализировать, что будет дальше, разбиваются о бетонную стену действительности. Шансы выживания психики в такой ситуации зависят от быстрой адаптации к мгновенно меняющимся переменным.

На своем пути Артем встречает первого важного персонажа, влияющего на его восприятие – Бурбона. Этот субъект олицетворяет целый социальный пласт людей на войне – успешных приспособленцев. Для них, что боевые действия, что мирная жизнь, заключается лишь в одном – выживании. Такие люди встречались и мне, причем в немалом количестве. Их главная фишка в том, что они подстраивают свое естество под любые обстоятельства. Не важно в каком обществе, или ситуации они окажутся.

Полезность знакомства с такими персонажами находиться в разъяснении зеленым парням главной парадигмы выживания – «Ты не герой и не бессмертный, боевые действия при твоей неаккуратности проглотят, прожуют и выплюнут тебя на обочину жизни. Никто даже не заметит твоего отсутствия!». Что, собственно, и происходит с Бурбоном, который как говорят в просторечии – «Слишком в себя поверил».



Успешность усвоения данного урока Артемом и мной позволила нам выжить и очень сложно переоценить такой подарок судьбы.

Еще одним важным персонажем первой игры становится странник Хан. Этого субъекта можно назвать в некоем роде хиппи или спиритуалистом. Такие люди хоть и редкость на войне, однако, встречаются. Они идеалисты, и сражение в их понимании – это именно борьба воли как внутри самих людей, так и столкновение эфирного плана ярости и мужества сторон конфликта. Они стоики, и принимают любой удар судьбы с неким фатализмом: «Делай, что нужно и будь что будет!». Некоторые путают их с психопатами или социопатами, и это ошибка. Они просто видят мир с другой перспективы. В большинстве своем, их цель сохранить как можно больше жизней, как своих солдат, так и противников. Часто, в реальности, это представители медицинского офицерского корпуса, в основном мужчины.

Хан считает, что метро – это огромный живой организм, незаметный человеческому глазу. И, к сожалению, оно пропиталось именно теми эмоциями, которые сильнее всего продуцируют выжившие: ненависть, злость, боль и смерть. Он учит Артема, что каждая жизнь ценна. Что убивать или ранить нужно только в крайних случаях, потому что насилие порождает насилие. В конечном итоге, это приведет к кончине человечества.

И тут мы сделаем отступление на другую важную тему. Мистификация.



Объяснимая мистика.

Мистика и суеверия – неотъемлемая часть армейского фольклора. Порой за чашкой чая, или кофе, в блиндаже или палатке, я слушал то, как опытные, старые вояки рассказывали молодым контрачам байки про темный патруль, или блуждающую мину. Было весело наблюдать, как зеленые ребята с открытыми ртами слушают легенды, в определенный момент восклицая: «Ты втираешь мне какую-то дичь!».

И все же, через года они точно так же будут рассказывать видоизменённые истории похожего характера. К чему это я? За свою службу я не видел ни одного момента, который можно было бы назвать мистическим, или подобного характера. Все всегда объяснялось банально.

Вот, допустим, сержант Иванов. Он бдительно стоит на посту в ночное время. Тут ему слышится странный звук, а потом и вовсе – он видит противника! О чем он докладывает по рации! Вот только не задача, мы находимся на полигоне в мирной зоне, а до ближайшей горячей точки 700 километров. Единственный реальный враг солдата в этом случаи – тракторист Вася, который непалевно втюхивает контрабасам бутылку водки по цене ящика. И еще неизвестно, что большее преступление: продажа алкоголя военнослужащим при исполнении обязанностей, или цена товара. Как оказалось, именно водочка и плюхала во фляге бдительного воина. Он просто прикладывался к ней, каждые пять минут, будучи на посту. Позже, опытный сержант, который вел на гауптвахту Иванова, сказал мне, что это уже третий случай слуховых галлюцинаций от паленной водки на полигоне за месяц.

В ту же копилку история про плутающего во тьме старлея под неизвестными веществами, выкрикивающего, что он воюет с натовцами в Афгане, хотя его еще на свете не было, когда этот конфликт закончился. (СССР в Афганской войне 1979-1989 гг.)

И вообще, все такие мистические истории приключались ночью, когда мне просто хотелось поспать, а вместо этого приходилось вылавливать «чертей» с патрулем. Делать им экспресс отрезвление и оказывать первую медицинскую помощь.

В первой, и частично во второй части серии Артем сталкивается с огромным количеством необъяснимой хрени. А вот в третьей уже практически нет. Чем же это можно объяснить?
С гейм-дизайнерской точки зрения, я бы предположил, что Метро от части к части подымает все больше реальных, точечных проблем, связанных с человеческим бытием в условиях боевых действий и выживания. Протагонист как проводник сквозь повествование должен рассматривать ситуации под лупой объективных аспектов повествования, а не мистификации.



С сюжетной точки зрения все сложнее. Тут нужно понимать ряд нюансов:

Первый. Мы видим развитие Артема от зеленого юнца, окруженного очень узкими рамками восприятия, до опытного вояки спец-подразделения «Спарта». Соответственно, в третьей части он уже набрался опыта. Именно его глазами и ушами мы видим происходящее. Те вещи или явления, которым он придавал потусторонний характер, сейчас он для себя может объяснить вполне банальными реалистичными фактами.

Второй нюанс. Начинающий воин, в первые полгода-год боевых действий, ощущает огромный спектр биохимических реакций, не характерных для людей пребывающих в состоянии гражданской жизни, по сути, покоя. К тому же Артем неоднократно получал ранения, травмы головы, радиоактивное облучение, отравления газами, ударные дозы адреналина и норадреналина в схватках.

После такого букета «приятных» импактов на тело, восприятие и воспоминания могут сильно искажаться, искривляться, заменяться ложными данными. Так мы, люди, устроены. Для защиты нашей психики сознание может видоизменять пережитый нами экспириенс. В эту же копилку от всего вышеперечисленного и начинается первичный ПТСР.

Третий нюанс. Все-таки мы предполагаем что «черные» являются реальными субъектами вселенной Метро 2033. Делаем мы это, потому что слишком много внутри-игровых свидетельств на это указывает. И они могут врываться в сознание людей по своему желанию. А наши мозги — штука на самом деле хрупкая. Возможно, именно сильное влияние черных, сделало самое обильное искажения восприятия Артема. И так как в Метро: Исход их нет, протагонист и не видит тех самых мистических, паранормальных явлений.

Суммируя эти предпосылки, мы четко можем утверждать что: «Самый страшный монстр в Метро – это человек!». Вот об этом мы и поговорим дальше.



Бесконечный конфликт.

Пересекая станцию за станцией, Артем сталкивается с препятствием, имя которому – война. Давно угасшие в реальности империи вновь сошлись в кровопролитной битве, отстаивая им самим непонятные идеалы. Красные и Фашисты. Целые развязки метро стали их полем битвы.
Нам показывают исковерканные кальки агрессивных идеологий 20 века, которые сами по себе были не очень. Та же идеология нацизма была поломана во время второй мировой множество раз. Когда в состав армии вермахта принимали далеко не типичных «арийцев», ради пополнения быстро редеющих войск. Вот, например, диалог двух рекрутов рейха.

— Как семья?
— По папе скучают. Твоя-то как?
— Откуда мне знать? Я их уже месяц не видел. А теперь мы тут застряли…
— Точно…
— Кому все это сдалось?
— Ага. А кто детей твоих будет кормить? Может, штурмбанфюрер?
— Что за жизнь! Бросил бы все, взял семью да сбежал на Ганзу.
— Не ты первый, кто об этом подумал. И всех повесили.
— Ублюдки…


У красных схожие проблемы. Примером этого выступает диалог призывников красных на вагонетке, пока мы незаметно прячемся под днищем.

— Ты зачем в армию подался?
— Я пошел по политическим убеждениям.
— А я за бабло. Я верю…оно победит зло.
— Ну а ты как?
— Я-то? Ну, из-за плаката – «Вступай в армию, и ты увидишь весь мир!»
— Ну…Мой отец в Красной армии служил… А его отец еще в Советской армии был полковником. Традиция…
— Я вот думаю…А ведь у фашистов наших тоже деды в Советской армии служили…
-Предатели они! За это их и перевешать надо!
— После ста грамм фронтовых, да?


Этот разговор правдив тем, что большинство людей оказавшихся на войне не стремились туда. Часть – идет за надуманными приключениями, часть – за славой и богатством, еще некоторые — чтобы не получить криминальную статью за уклонение, ну и маленький процент идейных. Мне вспоминаются некоторые комментаторы моих блогов, на серьезных щах рассуждающие, что солдаты вермахта не могли испытывать стыда, чувства вины, иных человеческих эмоций. Могли. Мы все люди, и за исключением действительно психически больных психопатов, у нас похожие эмоциональные реакции на события. Это про индивидов, а теперь про общность.

Вдумаемся в ситуацию. Выжившие в московском метро верят, что они последние представители человечества. Вместо того, чтобы осознать весь ужас ситуации и начать восстанавливать цивилизацию, стартует милитаризация и пропаганда ненависти друг к другу. Идет война за жалкие крохи ресурсов. А вишенкой на торте выступает внешняя угроза, игнорируемая верхами.
Прям, человеческая цивилизация в вакууме.

Именно здесь, пересекая линию фронта, Артем, будучи третьей незаинтересованной стороной, понимает какой ужас несет безответственная власть, построенная на лжи и ненависти к внешнему врагу. Позже он повторно убедиться в этом в Луче надежды, однако не будем спешить впереди паровоза.



Ищущий да обрящет. Евангелие от Матфея 7 стих 8

Было бы счастье, да несчастье помогло. Попавшего в засаду фашистов протагониста спасают члены ордена «Спарта». Именно к ним все это время старался попасть Артем. Ульман и Павел, те самые спартанцы решают срочно доставить его к главному – полковнику Мельнику. Вроде бы все получилось, хотя впереди тыл фашистов, который предстоит пересечь на дрезине, чтобы попасть в Полис.

В этот момент герой осознает понятие «Прикрыть спину». Именно военизированные структуры дарят своим последователям то самое ощущение, надежного тыла. Для неопытного одиночки, чудом выживающим на протяжении энного количества времени – это подарок судьбы. Конкретно здесь Артем начинает раскрывать свои таланты бойца.

Учитывая, что протагонист сирота, полковник Мельник в этот отрезок времени, да и в последующем становится для него важной фигурой отца. Слепком той мужской ролевой модели, так необходимой Артему. Важный для всего сказано тот факт, что старый вояка идет вопреки решению Совета Полиса, отказавшего в помощи против черных.

Однако не стоит заблуждаться по поводу полковника. Он четкий и расчётливый карьерист. Поначалу он видит в протагонисте хорошего, замотивированного рекрута. Мельник решает использовать это с толком. Ведь открывается отличное окно возможностей: уничтожить врага, о котором говорит все Метро. В свою очередь успех операции даст приток новобранцев, средств и политического влияния. А если что не выйдет, вполне можно спихнуть неудачу на своевольного новичка. Естественно, позже статус протагониста значительно вырастет как среди бойцов ордена, так и в метро. Да и старик станет сентиментальней, в процессе прохода важных сюжетных события. Но, это будет намного позже.



Небольшой отряд ордена направляется в Великую Библиотеку, где по данным Мельника находится карта-схема, объясняющая как найти секретный бункер Д-6 в Метро. Именно там должен быть командный центр пуска ближайших ядерных ракет. Ранят Данилу, и полковник решает отправиться обратно с раненым, оставляя герою задание самостоятельно найти карту.

Тут игра резко становится хорором. Множество тяжело убиваемых монстров, практически принудительный стелс. Из записей дневника Артема и потому, как он видит этот отрезок времени, можно предположить, что ему очень страшно. И дело тут не только в «библиотекарях» — горилло-подобных, смертельно опасных увальнях. Протагонист, наконец, получил поддержку, за которой шел долгие дни. Он убивал, мародерил, скрывался в тенях. Только-только он начал осваиваться в командной составляющей и бац! Он снова один.

В реальности, это является достаточно трудным испытанием для военных что в боевой обстановке, что в мирной жизни. Не зря критерии отбора для разведчиков, снайперов и наземных наводчиков очень жесткие. Стрессоустойчивость является одним из основных. Мне довелось знать ветерана, который в одиночку, в гражданской одежде, без оружия, преодолел 80 километров вглубь вражеской территории через четыре блок поста для получения критически важной разведывательной информации для командования. Стоит ли говорить, что он получил несколько наград за мужество? Но, было и множество тех, кто в роковой момент срывались и выдавали себя. Участь их печальна.

Отставные же военные, даже без посттравматического стрессового расстройства, в гражданской обстановке, не редко спиваются, или резко стареют. Как раз из-за отсутствия постоянного стимулирующего фактора команды. Консерватизм не дает им найти себе хобби, адаптивные навыки атрофированы, семья, если она есть, привыкла жить без вечно отсутствующего отца.



Per aspera ad astra.

Вернемся к Артему. Кое-как ему удаётся выжить и добыть карту. Когда он выбрался из библиотеки, его подбирает вездеход ордена. Делается ремарка, что наводку на точку эвакуации сделал Хан. И это один из немногих моментов, на котором я кривлюсь. Мистификация. На самом деле, здание не такое огромное и пару наблюдателей, с разных сторон, могли быстро скоординировать машину к точке выхода протагониста. Но тут нам решили в очередной раз намекнуть о потустороннем. Мельник с Ханом инструктируют героя перед походом в Д-6.

А я вспоминаю про важного персонажа, о котором забыл написать ранее. Ульман – лейтенант ордена и один из доверенных людей полковника. Харизматичный как черт. Найдет шутку на любой случай жизни. И, конечно, со вторым и третьим дном, если покопаться.

До боевых действий в реальности, Ульман, был для меня слегка картонным персонажем. Не серьезным, для такого сеттинга. Теперь же он вызывает у меня стойкие ассоциации с несколькими побратимами, одного из которых уже нет в живых. Их показное веселье – часть морально-психологической поддержки подразделения. В серьезных ситуациях, не смотря на юмор, они отлично выполняют свои профессиональные обязанности. Не редко таких бойцов приближают командиры для противовеса кнута и пряника подчиненным. Командир наорет, а шутник разрядит обстановку. Опять-таки юморист часто знает все слухи в подразделении и вовремя «сливает» информацию командиру. Кого куда лучше расставить, кто нестабильный, кому пора в отпуск из-за перенапряжения и т.д.

Отряд ордена, все же добирается до подземного комплекса, теряя по пути несколько бойцов. Ульман при этом приоткрывает свою маску весельчака когда побратим подрывает себя гранатой, унося с собой несколько мутантов. Вообще такая практика действительно существует среди современных военных. Однако по очевидной причине, я не буду вдаваться в подробности…
В бункере отряд разделяется. Мельник с Артемом быстро срабатываются. Там, где старик берет опытом и мастерством, молодой выступает быстрыми ногами, рефлексами и адаптивностью. Им удается получить контроль над одной из оставшихся рабочих шахт с ракетами.

Протагонист, удержавший доверие полковника после библиотеки и совместной зачистки, берет целеуказатель с лазерным наведением.



Нужно лишь добраться до верхушки Останкинской башни и оттуда указать цель для ракет. Путь преграждают мигрирующие мутанты, демоны и технические неисправности лифтов едва держащейся башни. За пару десятков метров до цели, Мельника ранит демон.

Артему не остаётся варианта, кроме как идти одному. Протагонист подвергается массированной телепатической атаке черных. Они прекрасно понимают, что хочет сделать человек. И, если раньше они просто пытались показать диспозицию их вида и хомо сапиенс, то теперь они отбрасывают статус-кво. Галлюцинации, вызванные их воздействием, чуть не доводят Артема до падения с башни. Хотя, тот находит в себе силы, делая метку для стартующих ракет. То действие, которое приведет его к раскаянью и искуплению в будущем. Хоть он об этом еще и не знает.



Примерь чужую обувь.

Если брать путешествие в целом, постепенно кругозор Артема расширяется, благодаря тому, что он видит другие станции метро, поверхность и быт людей. Ведь до этого он практически всю жизнь прожил на окраинной станции, не особо выбираясь куда-либо. Сюжет повествования подталкивает к мысли, что мы как личности формируемся в том числе от обстановки и персон нас окружающих. Те же Бурбон, Хан или Мельник вряд ли бы смогли повлиять на жизнь Артема в иных обстоятельствах. Они бы просто не встретились или прошли мимо друг друга. Их свели вместе обстоятельства боевых действий и глобальной миссии.

Со мной было так же. Моя комфортная, городская жизнь не свела бы меня с военным обществом абсолютно разных людей: трактористов, фермеров, профессоров, водителей, экономистов, бухгалтеров, инженеров, программистов, кадровых военных и прочих. Многие полезные жизненные уроки я усвоил из длинных диалогов с ними. В наш век интернета такое общение многие считают архаичным, бесполезным. Я позволю себе не согласиться с этим тезисом. И история Артема хорошо передает мой посыл про важность живого человеческого общения как экспириенса.

Именно выдавливание из зоны комфорта расширяет рамки восприятия. Дает иную точку зрения на совместно пережитые ситуации. Тем самым показывая, что с той стороны баррикад тоже люди – со своими мечтами, амбициями, стремлениями, грехами и разочарованиями. И тут поначалу раздражающая условность, как можно меньше убивать врагов обретает реальный смысл. Тот самый гуманизм, который выведен в названия первой части. Эту мысль органично продолжает Луч надежды, но к нему мы перейдем чуть позже. При условии, что этот текстовый блог зайдет читателям. Надеюсь, Вам понравилось.

Автор – Osyris

Вычитка и редактура – Julia_June

Позитиватор


Сообщество в ВК. ТЫЦ!

Другие мои блоги:
Романтизация войны в видео-играх и кино

MechWarrior 5: Mercenaries [ОБЗОР] Клаустрофобия в многотонном гробу!

Что делать, если вы внезапно попали в армию? Срочная служба и КМБ. Стартовый Гайд от офицера.

Phoenix Point. Жизнь после Тумана [обзор]

Red Dead Redemption 2 Аспекты, которые никто не заметил. [Без спойлеров]

ЛГБТ и феминизм в Армии

Влияние реальных боевых действий на game expirience ветерана из первых уст.

Игротерапия ПТСР у Ветеранов боевых действий. Теория и Практика

13 причин почему компьютерные игры не могут (почти) стать причиной массового побоища

Куда приводят аддиктивные вещества в компьютерных играх (алкоголь, никотин и наркотики)

Бытовая культура гейминга в армии.

Как защитить себя от «лечения» в «центрах реабилитации игромании».

Spec Ops: The Line – разбор главного протагониста/антагониста от офицера-психолога

ЯЖВЕТЕРАН!111 Как определить фейковых ветеранов?
Комментарии (25 шт.)
Предлагаю к ознаКомлению!
Вторая часть на 52 минуты, уже есть в видео-формате на канале. Когда будет в тексте и будет ли вообще — хз(в связи с недавними событиями на сайте ).
Что же, интересно было прочитать мысли о твоем изменившимся восприятии игры, после пережитых конфликтов и военных действий, а так же разбор и сравнение персонажей, выдуманных Глуховским с реальными людьми.

Единственное сама тема, как все твои блоги, посвященные играм о войне, уже хорошо раскрывалась ранее в других твоих блогах. Антивоенная повестка, ужасы войны, теперь вот гумманизм, который хорошо, что присутствует в игре и подталкивает игрока действовать не убивая всех на право и на лево, дабы открыть позитивную концовку, и что ты понял что это хорошо, пройдя через некоторое дерьмо. Но, честно, немного жаль, что ты вынужден находится в своей узкой теме, которую безусловно ты очень хорошо знаешь, но при этом как-то не очень пытаясь раскрыть или попытаться раскрыть другие темы, возможно даже с войной не связанные.

И это даже не претензия или минус. Люди пишут о том, что знают, и уникальность именно твоих блогов как раз в этом и состоит. Просто на саму игру, а так же книгу «Метро» можно посмотреть и под другим углом и раскрыть или попытаться раскрыть и другие темы. Когда написана книга, и почему именно такие идеи у группировок были. Кого в этом во всем олицетворяет Артем, и не метафора ли это вообще на ту действительность, в которой автор жил, писав все это. И… я тип даже не говорю тебе про все это вдруг начать писать или еще что-то. Просто, может быть, стоит попытаться поэкспериментировать и раскрыть какие-то другие темы. Как военный психолог ты разбираешь узкоспециализированные темы отлично. Я к тому, что кроме «военный» ты еще и психолог. И, возможно, стоит даже в порядке эксперимента взять и раскрыть другую тему, дабы просто не зацикливаться и не стоять на месте.
Спасибо за отзыв.
Хехе. У меня есть цикл роликов (на бумаге три, но ролик пока один), про психические заболевания и отражение в играх(видеорядом). Просто я его здесь не выкладывал. Лень шлифовать текст.
А надо бы, хотя бы один) Так для меня, как для читателя, ты раскроешься лучше. Ведь я вижу название, вижу ник, и, к сожалению, очень хорошо представляю, о чем там будет написано. И мне кажется, это не есть прям так уж хорошо)
Ну, посмотрим =)
А этот читал? Как раз, для разнообразия.
Пропустил, спасибо)
Очень интересно было читать этот блог.
Все же перед разбором «Метро: Исход» я советую вам прочитать «Метро 2035». Для понимания контраста между игрой и книгой (2033 в целом следует книжному сюжету, пусть и опуская многие события, не годящиеся для игрового формата). Если обойтись без серьезных спойлером, то сценаристы игры взяли из книги лишь общую идею (Артем пытается выйти на связь с внешним миром, узнает о глушилках и расстрелах иногородних), ужали до 20-30 минут пролога и сделали эту часть более жизнеутверждающей, что-ли. Там, где книга закончилась, игра только начинается.
Совет хороший, но придерживаться я его конечно же не буду :)

Если серьезно, голый обзор без длс второй части на черновике уже 5к+ слов. Исход (тоже без длс), будет еще раза в полтора больше. Если еще и книги приплетать, я проcто чокнусь XD
В Исходе черные всё же есть: детеныш, издали следящий за ГГ, появляется минимум дважды, но исчезает очень быстро, надо знать, куда смотреть. Ну и пасхалка в главном меню.

Смотрел видос от TVG по теме твоего блога. Уже купил себе яхту на авторские начисления?
Конечно, аж две XD

На пасхалки не ориентируюсь, по ним куча роликов. Стараюсь что-то уникальное делать.
«Живи и дай жить другим» — это фактически лозунг серии Метро. Меня правда сильно смущает анархический уклон повествования в сценарии игр. Красной линией идет посыл, что любое начальство — редкостные мерзавцы и сделать что-то хорошее, можно лишь вопреки их указаниям. Начиная от «самоволки» Мельника, после отказа от помощи в Полисе, в первой игре, до поведения начальства в Исходе. Порой это приобретает откровенно шизофренический характер, как в DLC «Два Полковника», без слез смотреть на сценарий которого просто нельзя.
Так это писалось, как мне помнится, Глуховским, когда он был юношей, то есть в порыве юношеского максимализма. Так что посыл «Правительство и чиновники злое зло» это нормально для молодого человека, только вступающего во взрослую жизнь. Вот почему только развитие остановилось на этом, это большой, большой вопрос. В современном искусстве такое ощущение, что существует цензура. Есть базовые понятия, с которыми никто не спорит -«правительство, начальники и чиновники злое зло» из этой оперы.
Ну, а ещё Глуховский по жизни либерал. Да и в игре то и дело отсылки на личную, благородную инициативу супротив бехжалостной и тупой диктатуры.
Интересно. Жду продолжения!
Сразу же делаем ремарку. Больше всего человек во все времена боялся именно неизвестности.


Поправка. Больше всего на свете человек боится смерти, а неизвестность — это всего лишь один из возможных источников, откуда она может прийти. Потому что, если мы чеканим шаг в ясный полдень по дороге и вокруг открытая местность, а у нас как минимум хорошее зрение и нормальный слух, мы можем осматриваться вокруг себя и слушать, чтобы снова и снова убеждаться, что всё хорошо и никакой угрозы нет. И нам радостно от этого. Нам так хорошо, как только может быть вообще в том числе, потому что окружающие условия создают максимально возможный комфорт для того, чтобы мы удостоверились в личной безопасности.

А вот ночью мы почти слепы. Разве что какие-то очертания видим и не более того. Это, если, конечно, Луна не светит. И вот, если мы не видим вообще ничего или лишь смутные очертания, инстинкт сразу же предполагает худшее. Потому что это его прямая обязанность.

Примерно тоже самое относится и к любым незнакомым формам жизни. Мы не знаем на что они способны и поэтому предполагаем худшее. Также это убеждение зиждется на одном простом факте — у всех и каждого свои интересы. И как бы мы не хотели мира во всём мире в т.ч. и с гипотетическими иными существами, мы всё равно понимаем, что рано или поздно никакие мирные инициативы не помогут, потому что вопрос встанет бескомпромиссным ребром и тогда уже либо мы их, либо они нас. Поэтому порождающий ксенофобию инстинкт пытается сыграть на опережение, чтобы схватка с потенциальным врагом случилась не через годы, а прямо сейчас.

Они идеалисты, и сражение в их понимании – это именно борьба воли как внутри самих людей, так и столкновение эфирного плана ярости и мужества сторон конфликта.


С одной стороны, после некоторых событий в собственной жизни и собственного взросления терпеть не могу идеалистов. Мудрых людей, которые совмещают идеалы с опытом, уважаю и ценю, а вот идеалистов как таковых не терплю. С другой стороны, они могут быть своеобразной последней линии обороны социального прогресса. Потому что не всегда, но зачастую жизнь только и делает, что способствует очерствению и жестокости. Этак недолго и в регресс провалиться, растеряв далеко не совершенный разум, превратившись в животное. А вот идеалист — это своего рода напоминание о чего нельзя забывать.

Он учит Артема, что каждая жизнь ценна. Что убивать или ранить нужно только в крайних случаях, потому что насилие порождает насилие. В конечном итоге, это приведет к кончине человечества.


Вот тут важная ремарка. Дело в том, что к худшему или к лучшему драматурги используют жанр постапокалипсиса не столько для того, чтобы показать тяготы выживания и вихри борьбы страстей человеческих, которых уже не сдерживает никакой закон, кроме совести, сколько для того, чтобы воззвать к идеалам в их противопоставлении к окружающей разрухе.

Вот только постапокалипсис в книжках, играх и фильмах — это одно, а в его возможная реализация в жизни — это совсем другое. Поэтому я бесконечно умиляюсь сцене, в которой благородство Артёма противопоставлено жестокости фашиста, который хочет убить ребёнка, который то ли больной синдромом Дауна, то ли аутист. Серьёзно? Государство рухнуло, какого-никакого, но правительства нет, настоящей армии нет, настоящих органов правопорядка тоже, пригодных к употребление ресурсов чуть и ещё маленько, люди голодают, мрут от болезней, которых не вылечишь, потому что лекарств нема, в общем всего наперечёт, но мы должны возмутиться тому, что фашист хочет убрать ребёнка, которому, скажем так, не повезло.

Да, если бы постапокалипсис случился, там не то что один фашист, а куча людей ратовали бы за порядки, по которым еда, вода и прочее доставались бы людям, которые наиболее полезны для общества. Сильный или ловкий. Слабый, но умный. И так далее, и тому подобное. Я ничего не имею против инвалидов. Потому что как и сам не являюсь образцом здоровья и в знакомых есть несколько инвалидов в т.ч. один с серьёзным ДЦП. Но, если говорить серьёзно, они живут исключительно, потому что общество имеет возможность им сочувствовать и содержать. Нет такой возможности, нет и содержания. Вы уж извините.

Пересекая станцию за станцией, Артем сталкивается с препятствием, имя которому – война. Давно угасшие в реальности империи вновь сошлись в кровопролитной битве, отстаивая им самим непонятные идеалы.

Именно здесь, пересекая линию фронта, Артем, будучи третьей незаинтересованной стороной, понимает какой ужас несет безответственная власть, построенная на лжи и ненависти к внешнему врагу.


А вот тут снова простите. Вот, например, есть такая игра Fallout 4. В ней фракция Институт, которой руководит некий Отец. Большего я о нём не скажу т.к. спойлер, но! В игре есть сцена, где мы стоит на крыше бывшего MIT вместе с Отцом, который смотрит на постапокалипсическое Содружество Массачусетса и ставит всем обитающим на поверхности людям диагоноз, мол, Содружество мертво и будущее не за его жителями, то есть вся эта грызня на поверхности — это тупик, а пребывающие в нём люди ничего не значат т.к. какой смысл обсуждать будущее тех, у кого нет будущего?

Однако же, если апокалипсис наступит, такая грызня будет самым что ни на есть естественным следствием. Да, для тех, кто будет помнить мир до катастрофы, оно будет ужасно и мерзко, но по сути оно всё равно будет естественным, а, значит, нормальным по отношению к обстоятельствам. Поэтому, как бы там ни старались драматурги, я говорил и буду говорить, что морщиться надо не в постапокалипсисе, а сейчас. Сейчас, когда у нас есть относительно стабильные государства, какие-никакие, но правительства, ресурсы и технологии, благодаря которым мы пересаживаем органы, посылаем технику на край Солнечной системы и переписываемся, а то и говорим по видеосвязи в реальном времени с человеком на другом полушарии, то бишь за тысячи километров от нас. И вот чем больше мы развиваемся, тем больше наша животная драка становится противоестественной, а вот грызня в постапе — это то, что должно быть. Всякого же рода социальное развитие будет немного погодя. Просто людям надо дать время, чтобы перестроиться от рухнувшего мира к новому, да и потом далеко не всё будет гладко. И это тоже будет естественно. Никаким иным способом цивилизация просто не рождается.

Что до идеологий… Я не знаю Вашего мировоззрения, но всё-таки замечу, что идеология — это не лживые лозунги амбициозных, алчных и тщеславных. Идеология — это просто-напросто вектор, система, которая призвана развивать общество в том или ином направлении. И поскольку человек в среднем демонстрирует высокую восприимчивость к идеям, я не вижу причин, по которым общество не должно развиваться в русле какой-либо идеологии. Ну не дорос, блин, человек до личной ответственности. Тем более чего взять с человека в постапокалипсисе. Поэтому идея — это цемент и направляющая.
Больше всего удивляет в постапокалипсисе то, что не появляются новые государства после краха предыдущих и куда-то деваются всё территориальные органы власти — администрация, полиция, армия и спецслужбы. Вместо организации новой жизни с сохранением законов и правил, почему-то начинается грызня. А я бы посмотрел, как бы в какой-нибудь Сибири, после ядерной войны, местные райцентры объединяются, вводят военное положение и с помощью военных и полиции налаживают мирную жизнь, сохраняя законы и правила Российской Федерации. Вот это были бы порваны все шаблоны
А чему тут удивляться? Если грянет настоящий пи, со стороны можно будет наблюдать доказательства того, как легко человек и толпа срывается с тормозов, чтобы превратиться из структурированного, цивилизованного, прогрессивного общества в сами понимаете что? Господи, да уже сейчас выверты либералов и либертарианцев порождают по сути асоциальные воззвания о том, что никто никому ничего никогда не должен. И даже, если человек занимается чем-то не самым правильным и благородным, его нельзя трогать… без доказательств? Не-а, пока эти самые его дела не станут совсем уж неприемлемыми. Проще говоря, хрупка грань между сознательной культурой и тотальным наплевательством ради личного выживания.

А то, что Вы говорите, оно возможно только в областях, которые во многом не затронуты катастрофой. В той же Сибири. Вот там будет ахтунг только из осознания, что центру хана и налаженным торговым путям тоже хана. А в остальном там будет… Правда, в случае войны я б так точно не говорил, что в Сибири хорошо будет. Всё-таки атмосферные течения, связь с рек с океанами…
Если грянет настоящий пи, со стороны можно будет наблюдать доказательства того, как легко человек и толпа срывается с тормозов, чтобы превратиться из структурированного, цивилизованного, прогрессивного общества в сами понимаете что?

Почему? Куда денутся военные с их строгой иерархией? Военное положение с отстрелом мародеров и паникеров. А после налаживание мирной жизни с принудительной мобилизацией населения. Не до скотства будет.
И да, это вопрос элементарной логики — зачем полиции и военным выживать по одиночке, ведь у них есть семьи, родственники, если самое эффективное для благополучия родных и близких это сохранения законной власти и государственности?
О массовых дезертирствах в случае беспорядков во власти слышал? Мы же обсуждаем ситуацию, когда центральная власть в принципе уничтожена. В этой ситуации одна воинская часть будет исполнять свой долг до конца, командование другой решит воспользоваться положением, чтобы взять власть в свои руки, чтобы одновременно и выжить, и профит поиметь. В других произойдёт распад, потому что пока ты исполняешь долг, ты не можешь полноценно позаботиться о себе и своём ближнем круге. А, если всё, что держало тебя на месте — это зарплата и какой-никакой авторитет власти, тогда…
А куда денется местная власть? А куда денется вся властная военная иерархия и подчинения вышестоящим?
Мне интересно читать, как людей, которые обучали и тренировали на этот случай- на наступления всеобщего песца, почему-то в панике дезертируют и разбегаются. Почему, зачем, а хер его знает.
В этом и есть проблема современного искусства. Оно не показывает, как действуют обученные профессионалы.
В других произойдёт распад, потому что пока ты исполняешь долг, ты не можешь полноценно позаботиться о себе и своём ближнем круге

В этом и смысл государственных отношений. Пока ты исполняешь свой долг и делаешь общественно полезные дела, государство заботится и о тебе, и о ближнем круге. То есть, в условиях постапокалипсиса самое лучшее, что можно сделать — это не грызть друг другу глотки, а самоорганизовываться опять в государства. И военные, с их четкой структурой, с умением подчиняться и выполнять приказы, отлично подойдут для этого.
А куда денется местная власть?


Либо заключит сделку с военными, либо будет смещена с постов, а дальше уж…

Мне интересно читать, как людей, которые обучали и тренировали на этот случай- на наступления всеобщего песца, почему-то в панике дезертируют и разбегаются.


А разве военных тренируют и инструктируют в том числе на случай организации действий после ядерного удара и потери связи с высшим командованием? Пусть автор статьи меня поправит, но по моему такое могло быть только в те годы, когда всё человечество немножечко горело атомной лихорадкой и чуть не каждый человек ожидал не сегодня, так завтра ядерного кошмара. В остальном же солдат и офицеров тренируют для условий обычной войны и различных спецопераций, которые по факту подразумевают действия в русле приказов главнокомандующего.

Пока ты исполняешь свой долг и делаешь общественно полезные дела, государство заботится и о тебе, и о ближнем круге.


А ещё наш суд самый справедливый суд в мире © :)

Ну не смешно же… Я прекрасно понимаю суть системы разделения труда и обязанность, за счёт которых существует и развивается. Но теория и идея — это одно, а практика — совсем другое. Тем более что на практике у нас великое множество должностных лиц как на гражданских должностях, так и военного чина лишь симулируют деятельность, а в остальное время…
А разве военных тренируют и инструктируют в том числе на случай организации действий после ядерного удара и потери связи с высшим командованием?

В принципе да, а зачем вообще тренировать и придумывать планы военными для такого невозможного в принципе сценария как ядерный удар и потеря связи с высшим командованием. Этого же не может быть в принципе никогда, отрабатывать эти варианты просто бесполезная трата ресурсов из-за их фантастической невозможности. Это все равно что готовиться к нападению пришельцев, или зомби.
Ну не смешно же… Я прекрасно понимаю суть системы разделения труда и обязанность, за счёт которых существует и развивается. Но теория и идея — это одно, а практика — совсем другое. Тем более что на практике у нас великое множество должностных лиц как на гражданских должностях, так и военного чина лишь симулируют деятельность, а в остальное время…

Государство очень эффективный механизм. Благодаря государству цивилизация достигла нынешнего уровня. Организация группы людей в племя уже даст огромные преимущества перед всеми теми, кто вздумал выживать по одиночке.
зачем вообще тренировать и придумывать планы военными для такого невозможного в принципе сценария как ядерный удар


Каким образом такой сценарий невозможен с учётом стоящего на дежурстве ядерного оружия? Я только говорил о том, что приоритет таких планов и число захваченных в их отработку воинских частей меняется в зависимости от реалий.

Государство очень эффективный механизм.


Да-да-да, но Вы это не совсем отрицание того, что я сказал выше.
Для комментирования необходима регистрация.
Прямой эфир «Блоги»
Курилка Тотальной Войны
Блог курилок и длинных разговоров
Какой он, StopGame 2020. Взгляд аудитории. UPD #1
Персональный блог идущего по Бездне
Обзор Doom Eternal
Блог Fantiiik
Непредвиденные последствия. Обзор Half-Life
Персональный блог зловещей выпечки
Игровая Украина
Персональный блог Макса Кириченко
[ХАЛЯВА] Место раздачи халявы V11!
Официальный бложик халявщиков на СГ
Наверх ↑