StopGame  Коды и прохождения игр Мор. Утопия Прохождение

Самое актуальное

Прохождение игры Мор. Утопия

Мор. Утопия
Игра: Мор. Утопия
Платформа: PC
Жанр: action, adventure, rpg
Дата выхода: 18 августа 2006 г.
Разработчик: Ice-Pick Lodge
Издатель: G2 Games
Издатель в России: Buka Entertainment
Перед нами — трагическая история о судьбе города, который, кажется, ничто не в силах спасти. Песчаная Язва — неизлечимая болезнь, возникающая из ниоткуда и исчезающая в никуда, ходит по пустеющим улицам, оставляя за собой горы трупов. В разгар эпидемии не устает бороться за власть местная элита, а приказ об уничтожении города уже подписан всемогущими Властями. Всюду огонь, инфекция, крысы...

По стечению обстоятельств (а может, по велению свыше?) здесь пересекутся три необычных судьбы. Судьбы людей, которые в силах повлиять на исход событий и спасти город. Хотя — кто знает? Может, город-то и не надо спасать?

Пожалуй, правильного ответа здесь нет. То, что кажется единственно верным решением столичному доктору Даниилу Данковскому, покажется святотатством гаруспику Бураху. В свою очередь, бакалавр сочтет ересью суждения Артемия. Наконец, Самозванка Клара не в ладах с обоими. А вдруг она действительно способна совершить чудо?

Сейчас наши герои сами расскажут о себе. Единственное, что остается посоветовать перед тем, как предоставить им слово: не ищите правильных решений. В игре вы встретите гораздо больше вопросов, чем ответов на них. Стоит только хлопнуть себя по лбу и воскликнуть “Я знаю, как все было на самом деле!”, как следующий день путает все карты. Такая уж это игра...

Расправа над Караваном

“Караван Бубнового туза” — одно из самых чудовищных явлений в социальной жизни страны за последние пятьдесят лет. По предварительным данным, Бубновый Караван был причастен к исчезновению более ста несовершеннолетних. На счету Каравана 16 доказанных убийств, подозревается их причастность еще к 34 убийствам. Этот адский состав вынырнул из небытия где-то в предместьях неблагополучного Таруньского округа и прополз четыреста километров вниз по средней полосе нашей страны, унося человеческие жизни. Некоторые были убиты им, многие пропадали без вести. Несколько раз стратеги секретных правительственных служб непостижимым образом ошибались, и Караван благополучно уходил из расставленных ловушек, объявляясь снова в самом неожиданном месте. Только 14 сентября облава под Орвом сомкнула клещи вокруг этого глумливого сброда, и Караван постигла заслуженная расправа.

Чем на самом деле был жуткий Караван (или “Семья Бубнового Туза”, как они сами себя называли)? Если собрать воедино слухи, панические репортажи и прочие россказни, можно подумать, что это был передвижной лагерь низших демонов и мертвопоклонников. “Бессмысленная диверсия ада”, “Заводные чучелки”, “Лоскутные людоеды” — такие клички и броские заголовки способствовали вздорным слухам. Реальность была более прозаичной, но от того ничуть не менее жуткой. На самом деле это был внушительных размеров (разные источники называют цифры — до 500 существ, 600 вместе с “фигурками”) бродячий цирк.

Там где они проходили, не оставалось ни одного красивого или талантливого малыша. Метод их был таков: появившись в небольшом поселении (всегда ночью, перед рассветом), Караван тут же ставил телеги в круг; раскидывали палатки, сколачивали грубый помост. Наутро давали представление для детей. Пели певицы, кувыркались собаки, кошки отгадывали числа, шутили клоуны, гимнасты демонстрировали чудеса человеческой ловкости. Но пока дети смотрели на сцену, из-за лоскутных занавесей на них, в свою очередь, внимательно таращились десятки внимательных глаз! Выглядывали красивых, способных, необыкновенных — и запоминали их.

После утреннего представления счастливые дети расходились по домам. Вечером они засыпали в своих кроватках, мечтая о цирковой жизни и о завтрашнем представлении. А тем временем по поселку сами собой ползли слухи о запрещенной ночной программе бродячего цирка — “Театре Макабра”. Конечно, весь городок собирался, чтобы ее посмотреть. Пришедшие ночью видели, как Караван раскрывал другие фургоны и показывал мерзостные трюки. По сути, все то же, что было утром, — но каждый номер переигрывался с жестокостью или развратом! Еще они везли с собой уродов, которых называли “фигурками”. Их тайно выставляли за отдельную плату в закрытом павильоне.

Пока взрослые смотрели ночную программу, ловкие акробаты Каравана пробирались в город с причудливыми свертками в руках. Они похищали замеченных утром детей и младенцев, а вместо них оставляли уродов-подкидышей. Похищенных детей же впитывали в свой сатанинский караван, воспитывали из них гуттаперчевых гимнастов, факиров, фокусников, проституток, певиц и канатоходцев. Заодно с детьми прибирали к рукам имущество их родителей. Часто акробатов сопровождали цирковые силачи — гимнасты, дрессировщики и тяжеловесы. Если взрослые оказывались дома вместо просмотра программы “Макабра”, их мучили, а после убивали.

Расправа над Караваном была страшной. Карательные меры были беспрецедентно жесткими для нашего гуманного времени. Население, подогретое памфлетами и тематическими публикациями, впрочем, ликовало. Впервые за много лет оппозиция утихла, народ готов был носить своих правителей на руках и воздвигать генералам охранки гранитные памятники. Гимнастов, дрессировщиков, зверей и тяжеловесов, а также ни в чем не повинных уродов перебили прямо во время облавы. Старейшин Каравана захватили и допрашивали. Поскольку на допросе они вели себя так же, как и на арене, их подвергали пыткам и страшным побоям. От этих побоев многие клоуны скончались, не дожив до суда. Всех выживших суд приговорил к смертной казни.

После этого по всей стране прошла волна гонений — правительственных и народных — на циркачей и артистов вообще. Пострадало немало невиновных. Многие были вынуждены бросить или скрывать свою рискованную профессию. На несколько лет свободное артистическое ремесло было поставлено вне закона и ушло в подполье. Даже невинные фокусы с шариками превратились в запретное развлечение, оттененное памятью страшных событий.

Подозрительным казался любой интерес к талантливым детям: как показали допросы, у Семьи Бубнового Туза он был просто патологическим — они не могли скрывать этой страсти даже под страхом смерти. Вероятно, Анна Червонная, певица, известная в городе под псевдонимом Ангел, и не имеет отношения к Каравану. Но когда она приехала, то поселилась у девочки-сиротки — Веры Вербы, чей отец погиб на войне, а мать умерла во время первой вспышки. Вера приняла у себя певицу с распростертыми объятиями, обласкала ее и обогрела. Вскоре она загадочным образом исчезла. Теперь ее нет, но Анна живет в ее особняке и носит ее волосы на своей голове. Зачем ей фальшивые волосы? Да и другие тоже... порой они ведут себя так, словно опасаются, что их тайное станет явным.

Во всем этом отчетливо видны подлог, обман, дешевое актерство и мерзкая ложь! Почему каждый теперь — не тот, за кого себя выдает? Подмененные дети, обманутые зрители, навсегда забытые имена... Похищенные актеры надевают на себя яркие маски, играют чужие роли, на глазах у нас, не стесняясь, водят за нитки подвешенных кукол! Всюду притворство, всюду муляж, мираж вместо правды — как же с этим бороться? Как нам теперь с этим жить?

По материалам Хрестоматии

Даниил Данковский

Бакалавр, как истинный ученый, смотрит на мир, словно через визир, сквозь изящные линзы логики. Где-то он видит больше, где-то меньше, нежели, например, Гаруспик. Он не признает предопределенности, судьбы, рока, а если она становится у него на пути — без колебания бросает ей вызов.

Он не верит в мистику, хотя без колебаний признает факты и никогда не закрывает на них глаза. Он готов до самого конца сражаться с судьбой, не ради выгоды, а потому, что таков его долг.

Судьба Бакалавра — это бешеная гонка наперегонки с эпидемией. Встречайте.

День первый

К концу которого Бакалавру придется вступить в противостояние с поистине непобедимым убийцей.

Совет дня: похоже, многие женщины в городе обладают даром предвидения? Так вот вам еще одно пророчество. Завтра цены в магазинах взлетят во много раз. Постарайтесь потратить до этого времени все наличные деньги.


Для меня, Даниила Данковского, все началось с письма моего коллеги и старого друга, доктора Бураха. Зная о моих изысканиях и цели, которой я посвятил свою жизнь — борьба со смертью вообще, как явлением, а не частными ее случаями, он рассказал мне о Симоне Каине, который, по его словам, благополучно живет уже больше двухсот лет.

Я остановился в Омутах, у некоей Евы Ян. Она посоветовала мне для начала поговорить с братом Симона, Георгием. Он, дескать, “научит, как правильно говорить с Симоном”. Что ж, буду иметь в виду.

Еще Ева упомянула, что некая Мария Каина весьма интересовалась мной и просила нанести ей визит. Но позвольте? Откуда, она, вообще, знает обо мне? Мой приезд сюда явился неожиданностью для меня самого, а тут... Откуда?

На выходе из Омутов меня поджидали две странные фигуры: один очень похож на ворона, другой — на мима. Это Исполнитель и Трагик. Выслушав их краткое внушение по обычаям и традициям города, я направился, наконец, в Горны, резиденцию Каиных (Каинов?).

Это интересно: у пруда возле дома Евы вы заметите странную парочку. Один из двух похож на человека, второй... не совсем похож. С тем, который похож, можно поговорить. Со вторым — не советую. Будут бить.

Вот тут-то меня и ждал неприятный сюрприз. Выяснилось, что Бессмертный Симон, которого я так хотел увидеть... Умер. Умер, правда, отнюдь не от старости. Родственники уверены, что ему “помогли”. И вот теперь Георгий, по прозвищу Судья, просит моей помощи в поисках убийцы.

Хотя я врач, а не детектив, отказываться резонов нет. Похоже, эта семейка, со своим пристрастием ко всяческой мистике, вряд ли найдет преступника, а уж больно “вовремя” скончался Симон. Будто бы назло персонально мне.

Подробнее об обстоятельствах дела расскажет Виктор Каин. А обстоятельства весьма странные. Во-первых, Симон умер во Внутреннем Покое. Что это такое — Виктор объяснить затрудняется, говорит только, что это не столько помещение, сколько состояние. Одно несомненно: ни один человек не мог проникнуть во Внутренний Покой без воли на то Симона. Более того, похоже, Симон заранее знал о своей смерти: перед тем, как уйти во Внутренний Покой, он попросил своих родственников неделю не есть мяса, что очень смахивает на какой-то элемент погребального обычая.

Последним с покойным общался Исидор Бурах. Но никто всерьез не воспринимает идею, что Бурах и убил Симона. Более того: все в один голос утверждают, что никому в городе и присниться такое не могло. Больше родственники сказать ничего не могут. И, что подозрительно, к телу тоже не пускают: дескать, таков обычай

Что ж, Исидор — моя единственная ниточка. Непременно нужно с ним поговорить. Вот только для начала стоит заглянуть к Марии, как советовала Ева. Эта странная девушка, дочь Виктора Каина, по ее собственным словам, обладает даром предвидения.

Та просит позаботиться о некотором круге лиц, судьбы которых тесно связаны, по ее словам, с моей собственной судьбой. Это: Георгий, Виктор и Мария Каины, Андрей и Петр Стаматины, Ева Ян и Марк Бессмертник. С половиной из них я уже знаком. Пообещав “оправдать” и “не посрамить” отправляемся, наконец, к коллеге Бураху.

Сюрприз. “Коллега” тоже изволил почить. Причем перепуганные патрульные утверждают, что он был буквально растерзан то ли зверем, то ли человеком... То ли демоном. Даже имя демона называли: Шабнак-Адыр! Особые приметы, биография — все на месте. Жаль, что я не верю в демонов... Меня волнует другое — почему снова не дали осмотреть тело, а отправили за разрешением к Александру Сабурову?

Сабуров (в прошлом — военный) представляет исполнительную власть города. Абстрактно поговорив о местных нравах, тему осмотра тела Исидора он мягко обходит. Зато рассказывает про некую Юлию, которая, пожалуй, единственная в городе, кроме меня, больше полагается на логику, чем на суеверия и чутье. Обязательно надо с ней пообщаться! Тем более что беседа с Сабуровым, похоже, зашла в тупик.

Юлия меня слегка пугает. Чем затуманен ее, несомненно, острый, как скальпель, разум? Однако, собравшись с мыслями, она дает мне весьма ценную зацепку. Она упоминает, что покойный Исидор собирался вроде как оповестить о чем-то найденном в степи все три правящих дома. Соответственно, если он посетил Сабуровых и Каиных, значит, должен был зайти и к Ольгимским: местным финансовым магнатам.

Что ж, продолжаем знакомиться со всем, что под руку попадется. Направляемся к Ольгимским в Сгусток, а чтобы не ходить дважды, навестим по пути Приют Лары Равель — о ней также упоминала Юлия.

Лара Равель... Странная девушка. Однажды она потеряла отца и с тех пор превратилась в средоточие мировой скорби. Похоже, не очень умна, зато полна болезненного сострадания ко всем и вся.

На днях Ларе стало известно, что дети снова увлеклись странной игрой в “эпидемию”. Суть проста: маленькие “доктора” смешивают груду лекарств в невообразимую смесь, растирают в порошок и “лечат” друг друга получившейся фармакологической дрянью. Со слов Лары, лет пять назад много детей насмерть отравились именно таким образом. Теперь она просит меня воспользоваться своим авторитетом и запретить эти глупости. Что ж, помочь стоит. Однако мы собирались к Владу Ольгимскому или, как его еще называют, Тяжелому Владу.

Господин Ольгимский, почтенный скотопромышленник, явно темнит. Что именно он пытается скрыть — непонятно, вечно упоминает какой-то “термитник”, и вообще, похоже, принимает меня за инспектора из столицы. В ходе разговора он вдруг упоминает своего сына, Влада-младшего. Я попытался развить эту тему, но Ольгимский вдруг замкнулся и порекомендовал не совать нос не в свои дела. Все, что из него удалось вытянуть, это то, что Младший водится с жителями Термитника: Червями и Мясниками, которых его родитель за людей не считает. Хотя, кажется, именно они составляют местный пролетариат, или, как его называют, Уклад.

На заметку: стоит покинуть обитель Тяжелого Влада, как мимо деловито пробежит Червь. Если аккуратно последовать за ним, тот приведет Данковского к домику возле железнодорожной станции, помеченному на карте как “дом с заколоченными окнами”. Там-то и живет Младший Влад. Однако, как только вы добежите до этого домика, Червь немедленно атакует вас. А зубы у него, между прочим, острые.

Но вернемся пока к Еве, чтобы расспросить ее о местных обычаях. Она пролила немного света на то, что же такое этот загадочный Термитник: судя по всему, это грандиозные бараки. Кстати, не связано ли решение о его закрытии с тем, что Исидор сообщил Ольгимскому перед смертью? Возможно...

Кстати, услышав о поручении, которое дала мне Лара, Ева легко указала на нужное место. А еще она вдруг попросила помочь в одном очень деликатном деле. Из Термитника сбежало несколько рабочих. Теперь Ольгимские ведут за ними натуральную охоту. Ева просит, чтобы я убедил одного из них, скрывающегося в ночлежке некоей Оспины, поскорее бежать в степь.

Пора отправляться на поиски детей, а также их тайника, где хранятся драгоценные запасы “порошочка” для “игры в чуму”. Найти нужный дом несложно: сразу за мостом и налево. Но нескольких мальчишек в масках удрученно сообщили, что тайник уже разграблен. Единственное, что удается найти, это странная коробочка на втором этаже: быть может, последний оставшийся “порошочек”. Остается сходить к Ларе и рассказать о результатах.

Теперь продолжим наши дела по спасению беглого мясника. Язвительность и яд этой особы просто восхищают! Не удивительно, что все вокруг относятся к ней без всякой симпатии.

Решив, что с ней лучше не темнить, я попросту прямо выложил все. Оспина обещала вывести мясника в степь, но мне с ним говорить отсоветовала: себе дороже выйдет. Пожалуй, тут она права.

Похоже, Ева прониклась доверием ко мне и, на этот раз, легко согласилась указать, где обретается Младший Влад: возле железнодорожной станции.

На заметку: хотя на карте у вас отметится сама станция, внутрь вы попасть все равно не сможете: ни окон, ни дверей у нее нет. Влад живет рядом, в заколоченном доме. Именно туда привел бы нас Червь от дома Ольгимских.
 
Комментарии (0 шт.)
Для комментирования необходима регистрация
Оценки игре
9.3
Оценка посетителей
Голосов: 1459
Прямой эфир
Sims 4, The
Обзоры игр | Сегодня, 01:09
Популярные игры
Флеш игры